Новости

Стены высветлили в 90-е, фасад напоминает кладбище: история самого известного жилого дома Москвы

Рассказываем про "Дом на набережной"
В 90-е годы почерневшие стены дома высветлили, выступы-пилоны покрыли розовой краской. Фото Василий Кузьмичёнок
В 90-е годы почерневшие стены дома высветлили, выступы-пилоны покрыли розовой краской. Фото Василий Кузьмичёнок
Дом стал ярким образцом конструктивизма: везде строгость, геометризм, лаконичность форм. Фото Василий Кузьмичёнок
Дом стал ярким образцом конструктивизма: везде строгость, геометризм, лаконичность форм. Фото Василий Кузьмичёнок
Дом стал ярким образцом конструктивизма: везде строгость, геометризм, лаконичность форм. Фото Василий Кузьмичёнок
Дом стал ярким образцом конструктивизма: везде строгость, геометризм, лаконичность форм. Фото Василий Кузьмичёнок
Фасад дома напоминает кладбище. Репортёр Metro насчитал здесь 33 мемориальные доски. Фото Василий Кузьмичёнок
Тот самый второй подъезд, где живут актёры Геннадий Хазанов и Леонид Куравлёв. Фото Василий Кузьмичёнок
Фасад дома напоминает кладбище. Репортёр Metro насчитал здесь 33 мемориальные доски. Фото Василий Кузьмичёнок
Во дворе дома выделяется полукруглая постройка – это задний фасад Театра эстрады. Фото Василий Кузьмичёнок
Подъезд "Дома на набережной". Фото Василий Кузьмичёнок
В 90-е годы почерневшие стены дома высветлили, выступы-пилоны покрыли розовой краской. Фото Василий Кузьмичёнок1/10

Рубрика "Живут же люди", где мы рассказываем о московских зданиях незаурядной судьбы и их обитателях, добралась до, возможно, самого известного жилого дома столицы – "Дома на набережной".

Архитектура

Когда-то здесь, в полукилометре от Кремля, находился Винно-соляной двор – центр государственной виноторговли, поставлявший водку и другие огненные напитки в московские кабаки. В конце 1920-х годов его снесли, чтобы расчистить место для огромного жилого комплекса в стиле конструктивизм. Строительство доверили молодому архитектору Борису Иофану, будущему автору высотки МГУ и неосуществлённого проекта Дворца Советов.  
Дом, занимающий целых три гектара земли, возвели очень быстро, за три года. Помогла новейшая по тем временам строительная техника (механические подъёмники, транспортёры для песка и т. д.), которую специально выписывали из-за границы.
"Многоэтажные корпуса поднялись над приземистым разноцветным Замоскворечьем, подавляя город масштабами, угнетая мышиным цветом, – пишет в монографии "Москва в улицах и лицах" известный москвовед Лев Колодный. – В штукатурку добавили серую золу вопреки желанию автора, надумавшего стены покрыть розовой гранитной крошкой под цвет стен Кремля. Даже колоннада Клуба (ныне – Театр эстрады) на Берсеневской набережной не смягчала жёсткость архитектуры комплекса, напоминающего крепость, тюремный замок".

В 90-е годы почерневшие стены дома высветлили, выступы-пилоны покрыли розовой краской.
В 90-е годы почерневшие стены дома высветлили, выступы-пилоны покрыли розовой краской.
Василий Кузьмичёнок
105 млн рублей стоит 3-комнатная квартира общей площадью 120 кв. метров на 8-м этаже "Дома на набережной" (данные Cian.ru).

Удобства и недостатки

Первоначально здание нарекли "Домом правительства". В нём поселились в основном представители партийной номенклатуры. Всего в здании спроектировали 25 подъездов и 505 квартир, среди которых были даже семикомнатные, как в дореволюционных доходных домах. Внутренний интерьер подъездов не отличался изяществом, зато в квартирах предусмотрели высокие потолки, широкие коридоры, телефон, казённую мебель, центральное отопление.
Жильё объединили с обслуживающими учреждениями: магазинами, кинотеатром, столовой, детским садом, спортзалом, теннисным кортом, почтой, библиотекой, службами быта. По сути, это было воплощение популярной в 20-е годы идеи жилкомбинатов, островков коммунизма, мечты о грядущем счастье. В то время это был самый большой жилой дом в Европе.
Сегодня многие учреждения, в том числе кинотеатр "Ударник", закрыты. В Театре эстрады затянулась реконструкция. Жители жалуются на невыносимый шум от стройки: рядом расположена бывшая ГЭС-2, которую переделывают в общественно-культурный центр. Кроме того, на Болотной набережной множество элитных ночных клубов. В ночь на субботу и воскресенье молодёжь частенько захаживает во двор дома, ожидая такси или продолжая веселье, примостившись на лавочке. 

Дом стал ярким образцом конструктивизма: везде строгость, геометризм, лаконичность форм.
Дом стал ярким образцом конструктивизма: везде строгость, геометризм, лаконичность форм.
Василий Кузьмичёнок

Местные жители

Фасад дома напоминает кладбище. Я насчитал здесь 33 мемориальные доски. Многие – ещё советских времён. На них фамилии деятелей ЦИК и Совнаркома, академиков, военачальников, "активных участников революционного движения"... Среди живших здесь писателей – Юрий Трифонов и Александр Серафимович. Первый дал зданию новое название, написав в 1975 году повесть "Дом на набережной". Именем второго ещё при его жизни назвали улицу, на которой стоит дом.
"Соседям Серафимовича не так повезло, – отмечает Лев Колодный. – Одних увезли "чёрные вороны" на Лубянку, другие остались жить в страхе, что и за ними глубокой ночью придут, как пришли за маршалом Тухачевским, командирами и комиссарами Красной армии, наркомами".
О судьбах обитателей дома рассказывает музей, уже 30 лет работающий в бывшей квартире начальника охраны первого подъезда. Пролёт между двумя комнатами здесь занимает список выше человеческого роста с устрашающими цифрами: "В период с 1933 по 1953 год репрессировано 806 жителей дома".  
Сейчас практически не осталось квартирантов из той эпохи.
– Легенды поумирали, а их дети и внуки сдают жильё, – рассказала Metro Маргарита Игоревна, консьержка 10-го подъезда. – Помещения на первых этажах, которые предназначались для уборщиц, тоже перестроили под квартиры. В общем, кругом одни арендаторы. В 20-м подъезде жил Розенбаум, но и он продал квартиру. Наверное, только во втором осталась интеллигенция советского пошиба. Там, кстати, живут Хазанов и Куравлёв. 

Тот самый второй подъезд, где живут актёры Геннадий Хазанов и Леонид Куравлёв.
Тот самый второй подъезд, где живут актёры Геннадий Хазанов и Леонид Куравлёв.
Василий Кузьмичёнок