МОЛОКО ЗА ВРЕДНОСТЬ

Труд корректоров не так прост, как кажется на первый взгляд

Это отважные люди, которые борются за грамотность, хранят русский языки и ... защищают пушистых лам от неправильных склонений
Труд корректоров совсем не прост.
Pixabay

Мария, стаж – более 20 лет.

– Я всегда обожала читать. Засыпала с книгой в руках. Ну и куда мне была дорога, кроме как на филфак? Я в молодости думала, что корректор – это работа для старых бабок, но в итоге 23 года отработала в глянцевом журнале. Из того, что меня печалило, – мои собственные ошибки. Например, был заголовок «АПК стало развиваться». Я его 25 раз по буквам прочитала. А потом звонит мне главный редактор и говорит: «АПК (Агропромышленный комплекс) – какого рода?» Из того, что меня шокировало, – заголовок «Ваш гастроэнтеролог порадуется вашему кишечнику». Выяснилось, что текст был про золотые украшения в виде органов, но пришлось перечитать его от начала до конца, чтобы понять это. Меня очень печалит, что уровень грамотности у людей падает. Исчезают редкие слова из обихода. Речь оскудела очень. Люди не умеют излагать свои мысли ровно, ярко, поэтому приходится не корректировать уже, а часто просто редактировать, переписывать текст. Большая беда корректора, как ни странно, – это требования заказчика. Все эти «губернаторы» и «депутаты», которые обязательно должны быть написаны с большой. А, да: если говорить про самое сложное слово, которое все пишут с ошибками – это «альпака». Ударение на последнюю «а». Слово не склоняется никогда, нигде и ни при каких обстоятельствах – оно такое же, как шимпанзе.

И., стаж – более 5 лет

– Я люблю свою работу и не люблю её одновременно за постоянные форс-мажоры и неожиданности. Работа над печатными журналами – это труд многих людей, кто-то добавит одно, кто-то другое, в результате приходится проверять несколько раз за всеми. Помню, у нас был лид в статье: «Подольск – город, где вас встретят удивительные развлечения, например, – театры, ярмарки и музеи. А в церквях хранятся русские сокровища и мощи святых». Редактор говорит верстальщику: длинный текст, укороти. Тот не глядя убирает несколько слов. Уже перед отправкой в печать прибегает ко мне бледный редактор и кричит: «Это что такое?» Я запускаю глаза в текст, а там написано: «Подольск – город, где вас встретят удивительные развлечения, например, – мощи святых». Ну, понимаете? Глаз да глаз нужен. Как-то была у меня начальница, очень эксцентричная фанатка грамотности. Ей один из клиентов однажды пишет: «Ваш отчёт насасан из пальца». Она идёт к нашим пиарщикам и с очень серьёзным лицом говорит: «Вы зачем клиенту в отчёт насасали, ироды?» Смешно, конечно, но за любые ошибки она ругалась сильно. Меня бесит, что иногда нас принимают за роботов. Мы тоже люди, мы можем что-то не увидеть, хотя стараемся не ошибаться.

N., стаж – более 15 лет

– Я работаю в ежедневной бумажной газете, и меня в моей работе раздражает ровно одно: когда журналисты выбиваются из графика сдачи материалов. В результате я и мой отдел вначале сидим почти целый день без работы. А потом – вечер, и с восьми до девяти на нас обрушивается вал полос. А всё остальное в нашей работе замечательно. Кстати, я сегодня созвонилась с нашим бывшим корректором, у неё стаж работы 30 лет. Она говорит то же самое – прекрасное место, но тексты, принесённые поздно, – это единственная печаль.