Почему Фёдор Конюхов не зарабатывает деньги на кругосветных путешествиях

На выставке non/fictio № 25 представят книгу "Фёдор Конюхов. Повелитель Ветра. Вокруг света на аэростате, или Принципы жизни великого путешественника"
Почему Фёдор Конюхов не зарабатывает деньги на кругосветных путешествиях
Путешественник Фёдор Конюхов.
Агентство "Москва"

Книгу про знаменитого путешественника написал его сын Оскар Конюхов. Он 25 лет работает с отцом, являясь руководителем экспедиционного штаба Фёдора Конюхова. В книге "Повелитель ветра" Оскар подробно рассказывает все этапы подготовки к легендарному кругосветному путешествию отца, который в 2016 году за 11 дней в одиночку облетел Землю на воздушном шаре, установив два абсолютных мировых рекорда. 

Сын легендарного покорителя вершин и стихий делится принципами жизни отца и приводит подробности самых сложных его путешествий. Цитируем несколько фрагментов книги. 

"Режим – это плохо"

"У Фёдора особое отношение к питанию. Он может не есть день-два, а потом сесть и поесть, как говорится, за троих. Отец может не спать по несколько суток, используя метод коротких отключений. Я это обнаружил, когда первый раз пересекал с ним Атлантический океан. Фёдор проваливается в сон на 5–10 минут и потом бодрствует по 3–4 часа.

Фёдор противник постоянного графика, считает, что "режим – это плохо". Я думаю,  доктора с ним не согласятся. Но на самом деле чёткий регламент нужен человеку, если он живёт спокойной и размеренной жизнью. В санатории, например, очень хорошо так жить: завтрак, обед, ужин, процедуры в строго определённое врачом время… Но если человек готовится к каким-то сверхзадачам, то выработанный на протяжении длительного времени режим  только помеха. Как говорит Фёдор, "зарегламентированный" организм не может реагировать адекватно на стрессовые ситуации.

Кстати, когда мы в 1999 году готовились к гонкам на собачьих упряжках Iditarod на Аляске, из привычного режима выводили даже собак. Большую часть времени четвероногие живут на ферме. Как правило, каждое утро их выгоняют на 10-километровую пробежку, потом кормят и дают отдых. Вечером ещё один забег. Ближе к старту хозяйка фермы Линда Плетнер стала отправлять Фёдора и его упряжку в дальние забеги. Собаки трудились по несколько суток подряд, каждый раз ночуя на новом месте. Как объясняла Линда, регулярная новизна закаляет психику животных. Когда начинается большая гонка, они уже не теряются оттого, что вечером не вернулись в свою тёплую будку. А те участники, кто "жалел" своих подопечных и держал в домашних условиях, в итоге оказывались в сложной ситуации. Потому что их питомцы, привыкшие каждый вечер возвращаться на родную ферму, через несколько дней в гонке Iditarod просто отказывались работать…

С организмом человека примерно так же. Если человек всё время соблюдает режим, а потом попадает в экстремальную ситуацию, организм через пару дней обязательно даст сбой. Если же человек приучает себя к постоянно меняющимся обстоятельствам, живёт в условиях "турбулентности", то, оказавшись в сложной ситуации, сможет быстро к ней адаптироваться".

Путешественник Фёдор Конюхов (слева) и его сын 
Оскар Конюхов.
Путешественник Фёдор Конюхов (слева) и его сын Оскар Конюхов.
Агентство "Москва"

Первый шаг в неизвестность

"Фёдор ни на секунду не выпускает из фокуса главную цель. Он, как никто другой, умеет оставить всех и вся позади, "сжечь мосты" и сделать осмысленный первый шаг вперёд, чтобы бесповоротно уйти навстречу новым испытаниям.

Воспитывают не слова, а реальные примеры. Когда я читал про своего отца в газетах, я воспринимал все события как бы дистанционно. Но, увидев его в настоящем деле, кардинально изменил отношение ко всему, что делает отец, и, конечно же, к нему самому. После проводов в Арктике я стал другим.

После подготовительного этапа в красноярской тайге, в марте 1990 года, нас с отцом на пограничном вертолёте забросили для старта на остров Средний (архипелаг Северная Земля). Жесточайший мороз под 40 градусов, влажный арктический воздух, полярная ночь неохотно сдаёт права полярному дню… Я будто очутился на другой планете.

Укладка закончилась. Мы обнялись. Отец довольно сухо простился со мной – видимо, мыслями он был уже на маршруте. А потом без лишних слов пристегнул к поясу пластиковые нарты и, налегая на лыжи Rossignol, подбитые противоскользящим камусом, двинулся в сторону гряды торосов.

Секунда… Две, три… Где-то через полминуты Фёдор полностью скрылся в морозном тумане за торосами… Так начался его одиночный переход по дрейфующему льду в сторону Северного полюса, продлившийся 70 с лишним дней. До сих пор помню своё состояние: "Я – мы все! – просто потеряли человека! Отец ушёл в полную неизвестность!" И ещё я тогда подумал: "А я бы смог так же?"

Монетизировать мечту нельзя

"Нужно отметить ещё один немаловажный момент: зарплата в этом проекте Фёдору не платилась, как, собственно, и во всех других проектах и экспедициях. Это его принцип. Отец зарабатывает иначе: продаёт картины, пишет книги, проводит мотивационные выступления. А чтобы получать зарплату за то, что он идёт к своей мечте, это даже не обсуждается. Я с Фёдором работаю более 25 лет, такого не было никогда.

Уверен, что это тоже одно из ключевых слагаемых успеха, одно из объяснений, почему многое из намеченного удаётся: Фёдор никогда не коммерциализирует свою мечту. Он не занимается путешествиями ради того, чтобы заработать. Отец говорит: "Если ты решил идти на Эверест и думаешь, что по возвращении на сэкономленные деньги купишь себе квартиру или машину, ты живым из экспедиции не вернёшься. Перед стартом все подобные помышления надо отсечь. Всё мирское должно остаться на берегу или в базовом лагере. Наверх стоит идти только для того, чтобы достичь вершины. И если Господь Бог позволит, спустишься обратно живым и невредимым. А если ты хочешь денег сэкономить или даже подзаработать, это конец! Не пропустит тебя Эверест! Может, один раз пропустит, второй, а на третий раз он тебя точно прихлопнет. Люди, которые пытаются зарабатывать деньги на экстремальных проектах, рано или поздно плохо заканчивают".

"Кирпич" в мировоззрении

"В детстве я имел постоянный доступ к большой отцовской библиотеке. В ней были научная и техническая литература, книги о разных видах искусства и, конечно же, о путешествиях. Отец любил читать Николая Рериха, Германа Мелвилла, Владимира Арсеньева и других серьёзных авторов, которые мне, как подростку, были в тот момент неинтересны. Другое дело  приключенческие повести и романы. Помню, я взахлёб прочитал всего Джека Лондона. Фёдор это одобрил: "Правильно, не может человек состояться как личность, не прочитав произведения этого великого писателя". Потом я "проглотил" "Робинзона Крузо" Даниеля Дефо. Отцовская рецензия: "Молодец! Кто не знает о судьбе Робинзона Крузо, тот человек ущербный, неполноценный". Эту мысль он и сейчас частенько озвучивает на встречах с молодёжью. Так и спрашивает у аудитории: "Вы читали "Робинзона Крузо"?" Все в ответ: "Ха-ха-ха! Нет, не читали". Отец очень огорчается в таких случаях и говорит: "Очень плохо. Вы потеряли огромный пласт своей жизни. Этого “кирпича“ у вас в мировоззрении всегда будет не хватать…"