В Иране появилась новая валютная пара, но при чём тут тегеранская ядерная сделка 2015 года

На тегеранской бирже стартовали торги пары иранский риал – российский рубль. Узнали у экспертов подтекст этого взаимодействия
Рубль добрался до тегеранской биржи.
2018 Delbars/Shutterstock

Две страны, стеснённые санкциями, будут развивать валютно-банковское сотрудничество. Стало это возможным вследствие достигнутых договорённостей между Ираном и Россией. Не обошлось без влияния геополитики. 

– Рост геополитического противостояния со странами Западной коалиции вынуждает страны, попавшие под санкции, действовать сообща. Повышается значимость национальных валют, растёт товарооборот, торги валютными парами стран Азии бьют исторические рекорды – например, месячный оборот по китайскому юаню на Мосбирже вырос в 22 раза, а по гонконгскому доллару – в 150 раз, – отметил Михаил Зельцер, эксперт по фондовому рынку "БКС Мир инвестиций".

Но возлагать на это событие большие надежды не стоит, считает Андрей Маслов, аналитик ФГ "Финам". Этот шаг носит исключительно политический характер.

– Учитывая то, что Иран – вторая по числу наложенных санкций страна в мире после России, а также то, что вес Ирана в мировой экономике и политике заметно меньше РФ и многих других стран, сотрудничество с Ираном – это политика. Риал остаётся одной из наименее используемых валют в мире, а жёсткие санкции на иранский экспорт и контроль со стороны правительства создали чёрный рынок валюты в стране, где курс отличается более чем в 2 раза. 

И всё-таки сотрудничество между Ираном и Россией укрепляется. По оценкам главы ЦБ Ирана, взаимная торговля уже скоро может возрасти на 50%. Однако символом укрепления позиций рубля на мировой арене это событие вряд ли можно назвать. 

– Иран, кроме нефти, почти не производит товаров и услуг. Поэтому торговля парой рубль – риал вряд ли говорит о признании – скорее, о безысходности и желании переманить Иран на российскую сторону, в то время как переговоры между Ираном и США по возобновлению Тегеранской ядерной сделки 2015 года приближаются к финальной стадии, что может привести к полному или частичному снятию санкций с Ирана, – считает эксперт. – Россия, в свою очередь, пытается это предотвратить как из-за энергетических вопросов, ведь Иран обладает большими запасами нефти и может помочь восполнить дефицит на рынке энергоносителей, так и из-за политического влияния в регионе.

Маслов называет вполне ожидаемым появление пары риал – рубль на Московской бирже. Но вот насчёт её популярности радужных прогнозов не даёт – опять же причина в отсутствии иранских товаров и услуг. А вот рынок сбыта, возможно, и появится.

– Покупать за риал банально нечего, иранских товаров и услуг на экспорт крайне мало. В то же время Иран сможет покупать российские товары за рубли, что в целом положительно повлияет на российскую экономику, создав рынок сбыта, но также продолжится укрепление рубля, что в текущей ситуации критично для бюджета РФ, – полагает он.

Не чувствует особо потенциала у пары и Михаил Зельцер.

– Пара своего покупателя и продавца она найдет, но вряд ли сможет конкурировать по объёмам с классическими валютами, включая юань, – заключил эксперт.