Спорт

Олимпийский призёр Сергей Ридзик рассказал, чего ему стоила историческая для России медаль

Репортёр Metro взял у спортсмена большое интервью
Сергей Ридзик на Олимпиаде. Фото Getty
Сергей Ридзик на Олимпиаде. Фото Getty
Сергей Ридзик на Олимпиаде. Фото Getty
Сергей Ридзик на Олимпиаде. Фото Getty
Сергей Ридзик на Олимпиаде. Фото Getty
Сергей Ридзик на Олимпиаде. Фото Getty
Сергей Ридзик на Олимпиаде. Фото Getty
Сергей Ридзик на Олимпиаде. Фото Getty
Сергей Ридзик на Олимпиаде. Фото Getty1/7

25-летний фристайлист Сергей Ридзик завоевал для России первую олимпийскую медаль в ски-кроссе. Исторического достижения могло и не быть – Ридзик столкнулся с канадцем Кевином Друри в финале, но нашёл в себе силы завершить гонку третьим. В интервью Metro спортсмен рассказал, насколько тяжело далась ему олимпийская медаль, почему ски-кросс – интересный вид спорта, и признался, что каждый старт для него так же волнителен, как и первый.

– Насколько тяжело далась бронза в Пхенчхане?
– Тяжело даётся любая медаль – выигрываешь всегда за счёт тяжкого, кропотливого труда, – рассказывает Сергей Ридзик Metro. – В Пхенчхане завоевал награду благодаря тренерам, слаженной командной работе, а также бесценной помощи специалистов по подготовке лыж. Все эти люди помогли мне завоевать бронзу!

– Помните, как упали?
– Я боролся за первое место. Но это ски-кросс, тут такое бывает. Была суета, канадец то ли палками, то ли лыжами бил меня по пяткам, пока я находился в воздухе. Когда пошёл на приземление, увидел его лыжи перед собой. Я приземлился на них, и в этот момент он меня сбил.

– О чём подумали?
– Когда упал, была досада. Думал: "Чёрт возьми, да что ж такое!" Увидел ещё, что где-то рядом упала лыжа. Испугался, что это моя. Но посмотрел на ноги, увидел, что лыжи на месте, и понял – для меня гонка не закончилась, можно ещё побороться за медаль. И побежал в горку! Мысль была в тот момент только одна – докатить бы до финиша.

– Вам понравилась трасса в Пхенчхане?
– Трасса здесь сложная, с непростым стартом. Падаешь на два-три метра вниз, потом упираешься в глухую стену. Нужно быстро работать ногами, координироваться. Но я люблю такие трассы, лучше всего реализовываю себя именно на них. Не понравилось, что организаторы соревнований всё больше пытаются совместить борд-кросс и ски-кросс, хотя это глупая затея. Скорости у этих видов совсем разные. Нам приходилось прыгать с кикеров, подготовленных для борд-кросса, а это повышает травмоопасность. Но организаторы быстро сориентировались, подправили трассу, чтобы у спортсменов не было сильных перелётов.

– То, что вы выиграли для страны первую олимпийскую медаль, это круто?
– Мы уже много лет боремся за популяризацию ски-кросса. Мне не совсем понятно, почему его не так часто показывают по телевизору, хотя с 2008 года фристайл, в который входит и ски-кросс, стал олимпийской дисциплиной. Надеюсь, бронза привлечёт внимание к ски-спорту, и дети начнут активнее записываться в секции.

– Можете прорекламировать ски-кросс, рассказать, что же в нём привлекательного?
– Лично меня привлекает динамичность ски-кросса, поверьте, это просто шквал адреналина! Думаю, зрителям нравятся фигуры, которые мы исполняем при прыжках, а также разнообразный рельеф трасс – он же постоянно меняется, всегда видишь что-то новое. В том же горнолыжном спорте люди спускаются со склона, выполняют виражи, но это приедается! А когда зрители видят ски-кросс, говорят: "Вау, хочется тоже попробовать!" Кстати, ски-кросс – это не только индивидуальная, но и командная дисциплина. В соревнованиях команд есть много зрелищных трюков, например, "взять соперника в коробочку" (смеётся).

– Это первая ваша Олимпиада, и сразу такая непростая – российских спортсменов лишили символики.
– Я ещё осенью прошлого года говорил, что всё равно надо ехать на Олимпиаду, ведь это – самое долгожданное и важное событие для любого спортсмена. Было досадно, что не разрешили выступить под триколором, но что поделать. Когда приехал сюда, мне было всё равно, в какой форме выступать, под каким флагом. Всё это не важно, главное, завоевать медали. Это моя позиция, которую я никому не навязываю.

– А как соперники реагировали на вас, чувствовался ли с их стороны негатив?
– Никакого давления не было, никаких косых взглядов. Решение МОК было принято ещё задолго до Олимпиады. Мы выступали с теми же ребятами на Кубках мира, на Олимпиаде. И некоторые нас даже поддержали!

– Как вам Пхенчхан в целом?
– Знаете, мы готовились к Олимпиаде на Сахалине, так там тоже много корейцев. Как будто и не уезжал оттуда (смеётся). По олимпийской деревне в Пхенчхане особо погулять не успел. Пару дней отдохнули, и сразу отправились тренироваться, в зале и на горе.  Гора – сон – зал – столовая, всё закольцевалось, был своеобразный День сурка...

– Вы посвятили бронзу маме, а когда удалось поговорить с ней?
– Перед тем, как поехал на награждение, я ей позвонил, мы пообщались. Она рассказала, как сильно за меня переживала – старты не смотрела, боялась. Ей вообще тяжело наблюдать за моими гонками, ведь каждый раз со мной какая-то хрень происходит (смеётся). Но мама очень довольна бронзой, я тоже очень доволен! Посвятил ей медаль, а также своей родне, своему родному городу Мончегорску.

– Знаем, что у вас спортивная семья, но в профессиональном спорте остались только вы. Почему?
– Мать отвела меня, брата и сестру в разные спортивные секции, чтобы не слонялись по улицам, и это был правильный ход. Я много чем занимался – лыжными гонками, теннисом, карате. Потом сосредоточился на горнолыжном спорте, ещё до ски-кросса. Переломным был момент, когда пошло распределение – ребят в школе разбирали по регионам, по обеспеченным командам. Мне места не нашлось. И вот, в середине горнолыжного сезона, мне предложили выступить в Красноярске на чемпионате России по ски-кроссу. Я посмотрел видео, ознакомился с этим видом, но без подготовки не стал соваться – увидел, как люди падают, понял, что могут быть травмы. Решил, что если полезу в ски-спорт вслепую, всё может закончиться плохо. И отказался. Потом уже в Кировске проводили чемпионат России по горным лыжам, так там появились люди, которые завлекали в ски-кросс горнолыжников. Снова предложили попробовать, и я согласился. Понимал, что придётся много трудиться, но это оправдало себя.

– Какой был самый страшный момент в карьере?
– Всегда, когда выхожу на новую трассу, думаю, что может что-то случиться. Пытаюсь абстрагироваться, но каждый раз получается как первый. Был страшный момент, когда получил травму – было это в январе 2017-го в Италии. Упал, почувствовал сильную боль в спине. Меня это сильно озадачило. В голове проскочила мысль – не дай бог, чтобы со мной повторилось то, что когда-то произошло с Машей Комиссаровой. Как только появляется боль в спине, всегда начинаешь думать, что что-то серьёзное произошло. Тогда я проверил руки, ноги, повертел тазом, вроде, всё было нормально. Но знаете, этот случай заставил меня задуматься, многое переосмыслить.

– Вы взяли олимпийскую бронзу, на какой результат нацеливаетесь после этого?
– Я пока не был призёром чемпионата мира, не был призёром общего зачёта Кубка мира. Все задачи ставлю поэтапно. Конечно, остались и амбиции, есть огромное желание побеждать. Завязывать точно не собираюсь, мне есть к чему стремиться. Впереди чемпионаты мира и Кубки мира. Кроме того, я всё ещё надеюсь побороться за олимпийское золото в Китае в 2022 году. Надеюсь, что в большой финал в Пекине попадут одни русские (улыбается).

– Ваш партнёр Семён Денщиков перед Олимпиадой женился. А вы не собираетесь?
– Я для себя уже давно определил, что у меня на первом месте спорт, а личная жизнь – только на втором. Что касается свадьбы Семёна с Олей, я был в недоумении, спрашивал Семёна: "Ты серьёзно? Ты уверен в этом?" Он отвечал: "Да, уверен". Насколько я знаю, он хотел сделать предложение Оле в Пхенчхане, но поскольку её не пустили на Олимпиаду, не срослось. Пришлось ускорить процесс и сыграть свадьбу на Сахалине. Жаль, я опоздал на церемонию бракосочетания, на самую важную часть свадьбы – по нелепой причине. Но рад за ребят, надеюсь, у них в скором времени будет пополнение в семье.

– А у вас отношений пока нет?
– Я встречался с девушкой – мы познакомились с ней в спортивном институте. Она не спортсменка, преподаёт в клубе аквааэробику. Но в январе мы расстались. Так сложились обстоятельства. И на данный момент я свободен. Многие поддержали меня в этой ситуации, хорошо, что это меня не подкосило перед Олимпиадой...

– Зато у вас есть кот!
– Да, кот у меня появился в ноябре. Это британец – не вислоухий, классический. Но времени на него совсем не остаётся, а ведь мог бы наслаждаться им (улыбается). Просто не думал, что расстанусь с девушкой. Наверное, передам его теперь родителям. Но как только появится возможность, конечно, заберу его обратно!