РАЗВЛЕЧЕНИЯ

Актёр Ян Цапник: Однажды мама меня чуть не убила из-за рубашки

В понедельник на ТВ состоится премьера комедийного сериала "Модный синдикат". Metro поговорило с исполнителем одной из главных ролей Яном Цапником
Ян Цапник
предоставлено телеканалом СТС

Герой Яна Цапника, в прошлом известный и успешный модельер Ланской, сейчас вынужден искать деньги на выпуск новой коллекции. Наконец он находит спонсора в лице жены влиятельного сахалинского бандита Гали (Мария Горбань), для которой инвестиции в творчество Ланского – это способ прикрыть махинации мужа.

Работая над ролью, вы использовали какой-либо конкретный образ для вдохновения?

Ланской всё-таки собирательный образ. Просто все творческие люди сумасшедшие, как и он. Это неординарные личности, которым с рождения дарованы талант и умение, безумцы, которые плюют на всё и смело идут к своей цели. Мой герой трогательный, ранимый и "повёрнутый" на своей профессии, поэтому зритель наверняка полюбит его наивность, преданность делу и сумасшедшинку.

Любовь к своему делу объединяет вас с героем?

Да, у актёров то же самое: мы всегда в движении, мучаемся, сомневаемся, страдаем и не мыслим себя без любимого дела. Наш сериал про таких людей, творческих и ненормальных. И Ланской безумный человек, влюблённый в своё дело. Он порой даже не обращает внимания на команду, излишне груб с подчинёнными, требователен и эгоистичен. Но, когда у него что-то начинает получаться, он оживает. Ланской сразу замечает, какие чудесные люди его окружают, какая интересная жизнь вокруг.

До съёмок вы, наверное, были далеки от мира моды?

Моя юность, становление и главная школа жизни прошли в лучшем театре СССР, в Большом драматическом театре имени Товстоногова, с коллегами по сцене – Олегом Валериановичем Басилашвили, Валентиной Павловной Ковель, Владиславом Игнатьевичем Стржельчиком, Кириллом Юрьевичем Лавровым, Алисой Бруновной Фрейндлих. Одни небожители! И шили для нас фраки, смокинги, все костюмы в театре, в пошивочном цехе. Всё это примерялось множество раз, менялось, перешивалось, создавалось на глазах. Практически все пожилые портные, к сожалению, ушли из жизни. Они ещё до революции работали. Помню, как-то мы ставили спектакль "Жорж Данден". Так из Италии для постановки привозили батист XIX века. В общем-то, я был свидетелем того, как создаются уникальные исторические костюмы, как существенны каждая деталь и знание эпохи. Но, конечно, я далёк от мира моды в современном понимании. Для меня главное – комфорт и удобство.

Перед съёмками сериала пришлось ли что-то дополнительно изучать и с кем-то консультироваться?

Да нет, перед съёмками я ничего не изучал и ни с кем не консультировался. Вспомнил, как в детстве мы рассматривали картинки журнала Burda с выкройками. Я даже научился вязать и связал спицами длинный мохеровый шарф. Я не знал, как его заканчивать, поэтому просто свернул и на машинке "Зингер" прострочил. А как-то рубашку себе сшил. Правда, потом мама меня чуть не убила, потому что я на эту рубашку потратил две простыни. (Смеётся.) Я просто лёг, обвёл себя, вырезал, потом всё это на машинке прострочил и приделал бахрому, которую отрезал от ковра. В общем, получилась индейская рубаха, которую я ещё и покрасил.

В вас определённо есть задатки дизайнера. И наверняка сейчас, если потребуется, сможете что-то любопытное такое сделать?

Да, правда, если понадобится, смогу сварганить что-нибудь эдакое, быть может, не совсем красивое, но надёжное точно. (Смеётся.) На самом деле я, конечно же, далёк от всего этого. Так что стилистов и модных дизайнеров в моей жизни нет.

Есть ли у вас любимая вещь, с которой вы не расстаётесь?

Предпочитаю носить армейские штаны с карманами: справа кошелёк, слева сигареты. Всё спокойно влезает. Это удобно и сложно потерять.

Пришлось ли вам идти на компромисс с художниками по костюмам "Модного синдиката" или сразу всё сложилось?

Я всегда доверяю художникам по костюмам. Но не сразу всё складывается на площадке. Ведь поначалу сложно понять своего героя. То, что я придумал, это одно, а потом приходишь на съёмки – и оказывается нечто другое. В какой-то момент персонаж становится родным. Тогда начинаешь понимать, что делать дальше. По крайней мере, у меня так: я не могу сразу что-то придумать и именно так сделать. Врастаешь в своего героя постепенно. И конечно же, испытываешь удовольствие, когда наконец сроднишься с персонажем. Некоторые актёры так срастаются с героями, что какое-то время после окончания проекта даже носят те же вещи.