Художник Евгений Кобытев сумел пережить плен и убил Гитлера на сцене

Автор кукол, представленных на выставке, ушёл на фронт добровольцем, попал в плен, выжил в концлагере и бежал. После побега создал театр политической сатиры, где главными актёрами стали карикатурные куклы известных фашистов
"Фронтовой театр Евгения Кобытева".
Василий Кузьмичёнок / Metro

Он никогда не думал, что в 31 год сменит карандаш на автомат. На войну Евгений Кобытев ушёл сразу после выпуска из Киевского художественного института. Он отказался от брони, которая была ему положена как художнику.

– Это был порыв души. Весь его курс, все, кого он знал, все так поступили, – рассказал Metro Гордей Салтыков, главный хранитель Театра кукол С. В. Образцова, откуда были переданы куклы для выставки.

"Гастроль в Германии цирка "Гитлер и компания", пьеса Е. Кобытева.
Василий Кузьмичёнок / Metro

Евгения определили в артиллерию. В одном из боёв на Полтавщине он оказался в окружении. Художник вместе с товарищами по оружию попал в концлагерь  "Хорольская Яма". 

– Это был карьер советского кирпичного завода. В эту яму просто сгоняли пленных. В какой-то момент в ней находилось до 60 тысяч человек, – рассказывает хранитель театра.

Только факты

Евгений Кобытев делал кукол по технологии папье-маше – он размачивал газеты в клее. Кстати, газеты он использовал немецкие. Даже сейчас, рассматривая куклы, можно увидеть фрагменты фашистских новостей.

Ордена и медали на куклах настоящие. Художник использовал в создании "актёров театра" все подручные материалы.

Кукла Гитлера не сохранилась до наших дней. Именно она была самой большой и тяжёлой, а значит, самой недолговечной.

Было всего две серии рисованных работ о войне: "До последнего дыхания" и "Люди, будьте бдительны!".

Дочь Евгения – Вера Полынская-Кобытева пошла по стопам отца и тоже стала художницей.

Так вышло, что в "Яме" было много людей искусства. Были даже сокурсники Евгения. Они объединялись в группы, читали стихи и пели песни. Творчество помогало им справляться с мыслями о возможной смерти.

"Я должен выжить, чтобы рассказать о том, что я пережил, – писал Евгений Кобытев после войны в своей книге,  – и рассказать это не только словами, но и рассказать об этом в графике". 

Кукольный Гитлер.
Василий Кузьмичёнок / Metro

Уже в лагере он делал зарисовки. Записную книжку он, конечно же, прятал, но однажды её нашли. Начальник лагеря увидел эти рисунки и сказал: "Ага, ты художник, значит, ну-ка давай-ка ты нас рисуй". И творчество его буквально спасло. Кобытев перерисовывал маленькие фотографии немцев на большой ватман. А позже и вовсе рисовал портреты на заказ. За это он получал дополнительную порцию еды.

Кукольный Гиммлер.
Василий Кузьмичёнок / MEtro

В 1943 году Евгений организовал вместе с товарищами побег. Потом вернулся в ряды Красной армии:

– В то время человек, побывавший в плену, был под большим подозрением. Но слава богу, что у командования его части хватило ума понять, что этого человека не нужно и не за что наказывать. К тому же он смог доказать, что готов продолжать борьбу.

По словам Гордея Салтыкова, через год, в 1944-м, организовали фронтовые бригады кукольных театров по всей стране. Художник не остался в стороне и создал свой театр политической сатиры. 

Кукольный Геббельс.
Всилий Кузьмичёнок / Metro

Евгений сам написал сценарий постановки, сделал карикатурных кукол и декорации. Он даже сам выступал. 

– Куклы вызывали ощущение, что враг ничтожен и жалок, и мы его, конечно, победим, – объясняет Гордей. – Но ужасы, которые  он пережил в яме, остались в нём на всю жизнь. В двух рисованных сериях – "До последнего дыхания" и "Люди, будьте бдительны!" – и книге "Хорольская Яма" он выложил всю накопленную боль. Это была такая самотерапия.

Кукольный Риббентроп.
Василий Кузьмичёнок / Metro

После войны Евгений переехал в Красноярск, где работал преподавателем в Красноярском художественном институте до конца жизни. Евгений Кобытев умер в 1973 году.