МОДА

Модным брендам проще испортить вещь, чем отдать на благотворительность или сделать скидку

Всё дело в финансовых соображениях и перепроизводстве
Уничтожение уже готовых вещей на фоне экологической ситуации в мире выглядит неразумно
Jilbert Ebrahimi / unsplash.com

В октябре блогер и экологическая активистка Анна Сакс опубликовала в своём Instagram-аккаунте шокирующее видео – девушка обнаружила на помойке множество сумок бренда Coach (средняя стоимость каждой от 20 до 50 тысяч рублей), которые были разорваны и порезаны так, что ими нельзя было пользоваться. Блогер предположила, что это помогает брендам уходить от налогов.

Издание – разоблачитель брендов Diet Prada согласно с ней: "Повреждённые товары повышают стоимость проданных вещей для розницы, что впоследствии приводит к снижению валовой прибыли. Говоря простым языком, повреждённые предметы снижают налоговый счёт".

При этом бренд имеет собственный сервис для ремонта изделий и заявляет о том, что заботится об экологии. Учитывая резонанс, марка не смогла не прокомментировать происходящее: "Теперь мы перестали уничтожать повреждённые и бракованные товары в магазинах и стремимся к максимальному увеличению повторного использования таких вещей в нашей программе Coach (Re)Loved и других инициативах замкнутого цикла".

К слову, Coach не единственный бренд, которого уличали в подобном. В 2017 году издание New York Times написало о найденных в мусорке магазина Nike в Манхэттене одежде и кроссовках, которые были безбожно изрезаны и непригодны к носке.

Люксовый бренд Louis Vuitton известен не только баснословными ценами на свои изделия, но и тем, что никогда не делает скидки на товары. Марка предпочитает сжигать нераспроданный товар в конце года.

Эксклюзивность – движущая сила многих люксовых брендов
Melanie Pongratz / unsplash.com

А в 2018 году английская марка Burberry попала в поле зрения СМИ по той же причине, что и Louis Vuitton, – потому что сожгла одежду, аксессуары и парфюмерию из прошлых коллекций на 36,5 млн долларов.

Мария Мэлоун, главный лектор по модному бизнесу в университете Manchester Metropolitan, заявила, что марка боится стать неэлитарной: "Они не хотят, чтобы изделия бренда попали в руки тех, кто может продать их со скидкой и обесценить бренд".

"У Burberry есть тщательно продуманные процессы, позволяющие свести к минимуму количество производимых нами избыточных запасов. В тех случаях, когда требуется утилизация продуктов, мы делаем это ответственно и продолжаем искать способы сокращения и переоценки наших отходов", – сообщил представитель компании.

"Несмотря на высокие цены, Burberry не проявляет уважения к своей продукции, усердному труду и природным ресурсам, которые используются для производства", – высказал своё мнение Лу Йен Ролофф из Greenpeace.

"Это широко распространённая практика в индустрии моды, это обычное дело", – сказал Арно Кадарт, менеджер Flornoy and Associates, который следил за индустрией предметов роскоши в качестве аналитика. Также он добавил, что очень немногие люксовые бренды проводят распродажи, чтобы избавиться от складских запасов, вместо уничтожения нераспроданных товаров.

Уничтожение нераспроданного товара – вполне рядовая практика для люксовых марок
Sai De Silva / unsplash.com

К сожалению, не только люксовым маркам присуща такая практика. Датский телеканал TV2 снял сюжет о том, что шведский масс-маркет H&M с 2013 года ежегодно сжигает 12 тонн нераспроданного товара. Представители компании тогда сообщили, что уничтожают исключительно бракованные и несоответствующие требованиям вещи. Но датские эксперты по устойчивому развитию считают, что для компании просто невыгодно хранить вещи из старых коллекций, когда новые поступают на прилавки каждые две недели. Выходит, что к причине репутационного характера добавляется ещё одна – перепроизводство. И обе они не выдерживают никакой критики на фоне экологической ситуации в мире.

Несмотря на эту сомнительную практику, всё же сегодня наблюдается улучшение – многие крупные компании запускают программы переработки и принимают старые вещи у себя в магазинах, а некоторые даже поощряют за это покупателей купонами на скидку.

"Мы утилизируем только те товары, которые не подлежат восстановлению (например те, что были повреждены при транспортировке и складировании. – Прим. ред.). Кроме того, мы установили на нашем складе контейнер фонда "Второе дыхание", куда направляем все товары, которым можно подарить вторую жизнь или которые возможно переработать. Такие контейнеры также установлены во многих пунктах выдачи заказов", – комментирует для Metro Оксана Костив, руководитель группы по корпоративной и социальной ответственности Lamoda.

Переработка и повторное использование вещей – не просто тренд, а вынужденная мера. А это значит, что в скором времени бренды должны отказаться от губительной практики уничтожения товара, иначе могут стать жертвой культуры отмены.