Немоляева сыграла главную роль в драмеди "Синдром жизни" на редкую для России тему анти-эйдж

Актрисе исполняется 85 лет, и она в прекрасной творческой форме. Оценили её новый фильм о том, что жизнь не кончается со смертью мужа
Кадр из фильма "Синдром жизни".
KION

Елизавета Петровна (Светлана Немоляева) только что похоронила мужа и безмолвно сидит на поминках с потерянным видом. Её дочь (Мария Сокова), явно очень любившая отца, переживает намного громче. Внук таращится в телефон. Безымянный мужчина в очках (так и непонятно, кто это был) напивается и падает мордой в салат. Ещё присутствует какая-то то ли подруга, то ли соседка (как всегда, восхитительная Татьяна Догилева) из тех тёток, которые много едят и комментируют происходящее чем-нибудь оживляющим обстановку вроде: "Как хорошо покойный смотрелся в гробу".

После поминок Елизавета Петровна читает по-французски, а затем, меланхолично разбирая вещи, обнаруживает письмо, которое когда-то давно написали из Франции её мужу. Выясняется, что во Франции у него был роман и прекрасная француженка с фотографии родила ему сына. Он всю жизнь скрывал это от жены. Немая сцена.

Кадр из фильма “Синдром жизни”.
KION

Этот очень маленький, очень камерный и, может быть, не самый лучший на свете, но трогательный и забавный фильм – конечно же, бенефис Светланы Немоляевой. Артистке 18 апреля исполняется 85 лет, и кажется очень милым, как в фильме подчёркивается возраст героини. Мне, несколько раз говорит она, аж целых 82 года. От этого понятного кокетства и желания сбросить хотя бы несколько лет фильм сразу покоряет своей жизненностью и добротой. Кстати, картина полностью снята на мобильный телефон – чуть ли не первый такой эксперимент в российском кино. Этот приём малобюджетного кинематографа иногда способствует созданию очень хороших проектов, например, "Мандарин" инди-гуру Шона Бейкера снят таким способом.

Для актрисы возраста Немоляевой почти невозможно получить роль в нашем одержимом молодостью мире. Хоть в России, хоть на Западе хотят снимать людей без морщин, если ты только не Мэрил Стрип или, на худой конец, Джек Николсон. Поэтому хочется сказать спасибо Марии Шалаевой (звезда артхаусной эксцентрики "Русалка"), которая сняла свой дебютный полный метр с ролями сразу для двух замечательных возрастных актрис. У Татьяны Догилевой роль совсем небольшая и чисто комическая, а Немоляева напоминает о своём особенном амплуа, знакомом нам по советским фильмам: между фарсом и лирикой.

Кадр из фильма “Синдром жизни”.
KION

Кино простое: женщина сначала хотела помереть сразу после мужа, а потом передумала. Научилась по-западному пользоваться новыми технологиями, освоила Интернет, выяснила отношения с родственниками и махнула в Париж. Но простое не означает прямолинейное: Немоляевой достаточно лет, чтобы смотреть на нас с экрана немножко из вечности. Её немая проходка в финале – это очень здорово.

Стоит отметить эстетику картины. У Немоляевой элегантные, чуточку экстравагантные наряды. Изысканные украшения, причёска и макияж. Это редкое зрелище: отечественную киношную старость до последнего времени олицетворяла душераздирающая Марина Неёлова в депрессивной драмеди "Карп отмороженный" (2017) про пенсионерку, заброшенную и сыном, и государством. После того фильма казалось, что умереть молодым, в общем, хорошая идея. После “Синдрома жизни” хочется жить и в 82 года, и в 85. В крайнем случае – увидеть Париж и умереть.