МОСКВА

Нобелевская вечеря и Горький путь. Новый взгляд на жизнь Андрея Сахарова

В Музее Москвы показали документальную оперу "Аскет", посвящённую советскому физику Андрею Сахарову
В опере "Аскет" биография Андрея Сахарова переплетается с евангельскими сюжетами, античной мифологией и историей монаха Джордано Бруно.
Артем Вендриевский / Фото предоставлено пресс-службой Театра "Практика"

Первый спектакль о выдающемся учёном и правозащитнике в постановке Юрия Квятковского – совместный проект театра "Практика", фестиваля актуальной музыки Sound Up и "Мастерской Брусникина".

По сюжету

В этой опере каждый предмет – странный музыкальный инструмент.
Артем Вендриевский / Фото предоставлено пресс-службой Театра "Практика"

Это не рассказ о жизни Сахарова, но попытка показать, какой путь прошла его душа: от раскаяния до искупления. Попытка осознать внутреннюю перемену академика, которая превратила создателя разрушительного оружия в правозащитника и лауреата Нобелевской премии мира.

Лейтмотив спектакля – невыносимость душевной муки, которая оказывается тяжелее физических испытаний. Допросы, ссылка, голодовки, унижения были для учёного этапами его крестного пути на Голгофу – к состоянию прощения (прежде всего самого себя) и благоговения перед миром, который созданная им водородная бомба может мгновенно уничтожить.

По форме

Опера "Аскет" – сочетание архаики и технического прогресса.
Артем Вендриевский / Фото предоставлено пресс-службой Театра "Практика"

Визуально и по форме это возвращение театра к античному жанру мистерии, в котором трагическим конфликтом всегда был именно внутренний выбор человека. Этот спектакль хочется сравнить с колесом времени. Всё в нём происходит не последовательно, но одновременно в нескольких сферах: от Библии до истории искусств, от античности до Советской России.

Неслучайно в одной из ключевых сцен двое существ с головами козлов катят прикованного к колесу человека – очевидно, что здесь это метафора вечного возвращения в состояние невинности после прохождения всех кругов ада.

Здесь колесо – многогранный символ. Это колесо времени, колесо судьбы, колесо истории.
Артем Вендриевский / Фото предоставлено пресс-службой Театра "Практика"

Мотив колеса постоянно повторяется в спектакле.
Артем Вендриевский / Фото предоставлено Театром "Практика"


По замыслу

Массовые сцены решены очень эффектно: продуманы каждая поза, каждый жест.
Артем Вендриевский / Фото предоставлено Театром "Практика"

Части оперы вторят дням Страстной недели. Некоторые сцены воспроизводят произведения старых мастеров. Узнаётся "Тайная вечеря" Леонардо да Винчи, которая здесь названа "Нобелевская вечеря". Рифма найдена очень точно: собравшиеся за столом академики слушают речь о необходимости отказаться от любого насилия (речь за невыездного мужа произносила Елена Боннэр). Эпизод ссылки в закрытый город Горький озаглавлен "Горький путь". Можно разглядеть мотивы Франциско Гойи, которые подсказывает и текст либретто со словами о чудовищах, рождённых сном разума.

Возможно, у кого-то возникнут параллели и с другими сюжетами из истории искусства, которые повторяются из века в век, и каждая эпоха трактует их по-своему.

Источник музыки не всегда удаётся установить.
Артем Вендриевский / Фото предоставлено Театром "Практика"

В какой-то момент Андрей Сахаров превращается в монаха Джордано Бруно, ставшего жертвой инквизиции за свои революционные идеи об устройстве Вселенной. Когда звучат слова о том, что Вселенная бесконечна, времени не существует, всё, что сотворил Бог, было, есть и будет, и всё, что творит человек, не исчезает бесследно, ты не понимаешь, это смелые высказывания средневекового философа или предупреждение потомкам советского учёного.

Сцена голодовки – одна из самых страшных и одновременно завораживающих. Эта двойственность тоже роднит документальную оперу с мистерией.
Артем Вендриевский / Фото предоставлено пресс-службой Театра "Практика"


По музыкальной части

Инструменты, созданные специально для оперы, хочется внимательно разглядывать – и попробовать исполнить на них собственную мелодию.
Артем Вендриевский / Фото предоставлено пресс-службой Театра "Практика"

Музыка композитора Николая Попова также строится на сочетании актуальной электроники и каких-то архаичных звуков – перкуссии, трещотки, скрежета разных механических объектов. Причудливые инструменты были созданы Центром электроакустической музыки специально для оперы "Аскет".

Главный герой, работая над своим изобретением, играет на одном из таких инструментов, создавая мелодию из стуков, скрипов, звона стекла. Своеобразный звуковой фон кабинета учёного. Или лаборатории, где опасные опыты становятся обыденностью монотонных будней.

В музыкальной партитуре отголоском древнегреческой трагедии стала ведущая роль хора. Ансамбль пропевает слова из Библии, цитаты Андрея Сахарова, декларирует обрывки простых истин, и от того, как легко рвутся эти истины, становится не по себе.

Впечатление

Свет в спектакле создаёт мистическую атмосферу, то пугающую, то, наоборот, какую-то неземную.
АРтем Вендриевский / Фото предоставлено пресс-службой Театра "Практика"

Иногда на одной сцене оказываются сотрудник лаборатории в защитном костюме и участники средневековой мистерии, церковные хористы и какие-то люди из номенклатуры. Но здесь ты ни в чём не уверен – из какого времени эти персонажи? Будет ли взрыв? Это уже смерть или ещё агония? Этот сюжет из искусства или из жизни? Это молитва или манифест?

Перед тобой крутится колесо исторических параллелей, (не)случайных совпадений и культурных цитат. Направление задаёт Андрей Сахаров, своим крестным путём искупивший вину всех, в чьих руках кнопка от его оружия.

Пора и нам признать эту вину – за всё и за всех. И наконец воскреснуть из пепла прошлого.

Зрители говорят:

– Мне бы точно понравилось больше, если бы я не сидела так далеко. Многое не разглядела, придётся идти ещё раз – хочу эту странную аппаратуру получше рассмотреть.

– Не могу точно описать свои эмоции. Очень красиво, я сидела как заворожённая, но в какой-то момент мне стало страшно.

– Я посмотрел документальный фильм "Сахаров. Две жизни" на онлайн-платформе Kion, фильм отличный. Я заинтересовался личностью Андрея Сахарова и, когда узнал, что о нём поставили оперу, сразу купил билет.

Читайте также: Узнали, где в антиутопии спряталась надежда. Каким получился спектакль "Мы" по роману Евгения Замятина