Новая "Жанна" с Ксенией Раппопорт в главной роли скоро предстанет на экранах

В Москве завершаются съёмки фильма Константина Статского "Жанна". Худрук Театра наций Евгений Миронов стал продюсером картины и сыграл в ней одну из ролей. Мы с ним поговорили
Евгений Миронов в роли Виталика в картине "Жанна".
предоставлено пресс-службой IVI

В чём принципиальная разница между таким успешным спектаклем (в Театре наций в течение восьми лет шёл спектакль с Ингеборгой Дапкунайте в главной роли) и фильмом "Жанна"?

Да, действительно, эта пьеса Ярославы Пулинович с успехом шла и у нас в Театре наций, и в других театрах, не только в нашей стране. Мне хотелось очень давно экранизировать эту историю. Она настолько не похожа ни на какие другие истории успешных женщин. Это, с одной стороны, социальная драма, даже драма-комедия, с другой, особенно в конце, это уже какой-то эпический жанр. Потому что возникает образ женщины, находящейся в состоянии постоянной борьбы: в молодости – за существование, в 90-х годах – за свой бизнес, а потом, уже в финале, уже в наше время – за своё личное счастье.

У нас собралась такая мощная съёмочная группа, что в результате история стала отдаляться от оригинала. Мы многое изменили в пьесе. В сценарии появились другие персонажи. В том числе мой персонаж Виталий, которого я позволил себе сыграть, как продюсер, изменился.

Насколько сложным был кастинг? Предлагали ли эту роль сыграть в кино Ингеборге Дапкунайте?

Да, вначале предполагалось, что это будет Ингеборга, но так сложились обстоятельства, сценарий стал так переписываться, что возник другой образ. И в конце концов мы все пришли к единодушному мнению, что это должна быть Ксения Раппопорт.

Ксения, она уникальная актриса, очень разносторонняя. Последние её роли говорят о том, что она может сыграть всё. Но то, что мы ей дали сыграть, она ещё не играла – такую стальную женщину,  с железным характером и огромной жаждой жить так, как ей хочется. И её Жанна заслужила это счастье. Это же история успешной женщины, вопрос цены успеха. А цена очень велика. И ей это предложение показалось очень интересным.

В фильме показана достаточно большая предыстория главной героини: её детство, её молодость, чтобы стало понятно, как формировалась личность этой женщины. Там есть и другие герои в молодости, даже мой герой. Поэтому, исходя из того, кто играет в зрелом возрасте, находили молодых артистов. Потрясающая маленькая девочка Соня Круглова сыграла Жанну в детстве. Это был первый съёмочный день, снимали в Подмосковье, и стоял самый большой мороз за всю зиму. Была сложная сцена с собаками, которые гонятся за ней, и девочка оказалась очень стойкая.

Евгений Миронов (в центре) на съёмках фильма.
предоставлено пресс-службой IVI

Говорят, у вас какой-то необыкновенно сложный грим?

Да, два часа занимает мой грим. Это второй пластический грим в моей жизни. Я всегда завидовал американским коллегам. Тому, как они экспериментируют с гримом, и это не компьютерная графика. Они делают такие лица! А мы всё время боимся, что это будет в кино видно. Но сейчас у нас такие есть специалисты, которые не побоялись. Не буду раскрывать секреты, но таким меня ещё никто не видел, включая мою маму, моего сына и всех моих близких. Это не просто ради грима, это связано с образом. Мне было это очень интересно. Более того, я думал, что будет очень сложно в этом играть, долго находиться в маске, но я чувствовал себя в ней прекрасно, а когда проветривали помещение и всем было холодно, мне было так тепло!

Долго идут съёмки?

Около месяца. Мы снимаем очень подробно. Максим Осадчий – один из лучших (если не лучший) операторов нашей страны – придумал целую систему съёмки, она такая атмосферная, очень много работы со светом, стедикамом, каждая сцена ювелирно выстраивается.

Расскажите о своём герое. Кто такой этот Виталий?

Мы даже не стали определять, в каких органах служит мой герой, но он генерал. У него давнишние связи с моей героиней. В молодости они познакомились, подружились, а дальше стали вместе работать. И теперь в каких-то особых случаях, когда это касается бизнеса и надо повлиять на что-то, мой герой Виталий помогает Жанне. Конкретная сцена, которая существует в фильме, с одной стороны, это встреча друзей, с другой – Жанна попадает в такие обстоятельства, так складывается её личная жизнь, что она подумывает о Виталике как о некоем шансе. Они в принципе одногодки, и она рассматривает его как возможный вариант, поскольку всё время в поиске своей личной жизни и никак не может её устроить. В отличие от карьеры в бизнесе, личная жизнь не складывается. Но в этой сцене совершенно очевидно становится, что ожидания её неоправданны. Не потому, что он какой-то не такой мужчина и ей не подходит, нет. А потому, что у него уже есть любовь его жизни – это его дочка. И для Жанны это открытие, потому что она не любит детей. Она никогда в жизни, может быть, и не думала о детях, так как занималась только карьерой. И это очень сильно на неё подействовало – откровение, что единственная любовь его жизни и самое главное – это его ребёнок. И это открытие ей запало. В принципе для этого и был нужен мой персонаж.

Расскажите об атмосфере на площадке, о партнёрах, режиссёре. Вам раньше доводилось работать с Ксенией Раппопорт?

Да, мы играли у Алёны Званцовой в фильме "Норвег" главные роли. Я с удовольствием снова встретился с Ксенией, я её люблю, мы с ней вместе работаем в спектакле Театра наций "Иранская конференция", а в кино не так часто встречались. Мне хотелось, чтобы мы сыграли с ней что-то вдвоём. Думали про это. Мы с ней очень близки по духу. А что касается атмосферы – это идёт от головы. Я сейчас говорю не про себя как продюсера, потому что вся моя работа была до того, как начались съёмки. Необходимо было группу собрать, условия создать благоприятные, деньги найти. Сейчас работает режиссёр. Он здесь главный. И создалась очень спокойная атмосфера, я к такой не привык. Всегда все в бешенстве, на нерве. Ничего подобного здесь нет. Константин действует, как скальпелем, ювелирно. Если ему что-то не нравится или он хочет что-то поменять, он шепчет на ухо. Он не артист, он режиссёр, он показывает очень нелепо, но мы улавливаем все нюансы, а он чётко понимает, что нужно. У него сложилась в голове полностью картина. Это очень важно. 

Когда у меня созрела идея экранизировать пьесу, первым, к кому я обратился как к режиссёру, это был Статский. Мне очень понравились его картины, я понимал, что "Жанне" нужен такой режиссёр, молодой, современный и глубокий.
Евгений Миронов

 А вы сами не хотели сесть в режиссёрское кресло?

Нет, у меня другая профессия, просто когда я вижу спектакли таких больших художников, как Эймунтас Някрошюс и Роберт Уилсон, а в кино – фильмы Андрея Звягинцева, то зачем мне начинать идти в эту сторону? Я занимаюсь своим делом.