Сергей Авдеев рассказал о первом полёте в космос, который пришёлся на "лихие 90-е"

В Музее космонавтики открылась выставка, посвящённая 30-летию первого полёта в космос Сергея Авдеева. Виновник торжества и его супруга рассказали, как по-разному переживали «то трудное время перемен» в космосе и на Земле
Мария Аврамиевна и Сергей Васильевич открыли выставку
Предоставлено пресс-службой Музея космонавтики

Первый полёт Сергея Авдеева в космос состоялся ещё в 1992-м. Спустя 30 лет у него всё те же благородная осанка, добрая улыбка и пронзительный взгляд. Только на лацкане пиджака блестит звезда Героя России...

Он – рекордсмен по пребыванию на уже затопленной космической станции "Мир". Всего на счету Авдеева 3 полёта и 10 выходов в открытый космос. Уникальность Авдеева ещё и в том, что подготовка к первому полёту заняла у него не 8–10 лет, как обычно, а три. 

Сергей Авдеев перед первым полётом
Пресс-служба Музея космонавтики

– В те годы – конец 80-х – начало 90-х – в экипажи обычно входило три человека: командир, бортинженер и космонавт-исследователь, – объясняет Сергей Васильевич. – К первому полёту не были готовы бортинженеры. Поэтому моя подготовка спрессовалась в три года. Мне пришлось сразу включиться в работу в составе экипажа. 

Но малое время на подготовку – только одна из трудностей. Были и более глобальные обстоятельства. Полёт Авдеева пришёлся на период, когда в ходу были приватизационные чеки, ваучеры, талоны. 

У космонавтов целая череда примет. В том числе не давать интервью до того, как ты слетаешь в космос.Сергей Авдеев

– Вы только представьте, что это были за времена! – восклицает Кирилл Гусев, старший научный сотрудник, куратор выставки в Музее космонавтики. – Годы подготовки Авдеева пришлись на перестройку. В 1992-м он вылетает из другой страны (космодром Байконур стал принадлежать уже независимому Казахстану. – Прим. ред.). Авдеев рассказывал, что он в космосе, а на Земле, грубо говоря, жрать нечего! 

Жена Сергея Васильевича Мария Аврамиевна Побединская подтверждает эти слова: – Зарплаты не было. Задерживали деньги. В семье мы существовали на мои декретные деньги. В общем, была нехватка всего и вся. Так тогда было у многих. В эти годы были, наверное, единицы, кто хорошо жил.  

А в космосе, по словам Авдеева, всё было нормально – несмотря на изменчивую ситуацию в обществе, полёт состоялся без всяких ограничений. Разве что были проблемы со связью:

Полётный костюм Сергея Авдеева
Артём Васев

– Кораблей дальней связи, которые дежурят в океанах, в те годы было не так много, как раньше. Спутников не было, ретрансляторов, – вспоминает Авдеев. – Сокращались наводные и наземные пункты приёма и передачи информации. С родными удавалось пообщаться раз в неделю. Это было по радиосвязи. Видеосвязь – раз в месяц.

 – В 90-е годы не было такой удобной коммуникации, – соглашается Побединская. – У нас были сеансы в Центре управления полётами в Королёве. Мы приезжали заранее, в выходной. Этот день был посвящён только поездке. И могло быть так: мы приехали, а связи нет...  

В полёте Авдеева больше всего удивила... невесомость. 

– Привыкнуть к ней нелегко. Вроде тебя готовили, но ты её ощущал только на несколько секунд. Чтобы узнать, что это такое, я бы порекомендовал испытать это на аттракционах типа аэродинамической трубы, полететь с парашютом или ощутить реальную невесомость в самолёте. Но и это надо умножить даже не на два, а на другую величину. 

А Мария Аврамиевна вспомнила, что никогда не переживала за мужа так, как при посадке:  – Это самая сложная динамическая операция. Можно проводить мужа в полёт, пережить все выходы в открытый космос и знать, что самая большая нервотрёпка будет в момент приземления. Горит оболочка, перегрузки, удар о землю, непонятно, где космический аппарат в итоге приземлится. Посадки были в тайге, на дне озера. На обрыве в пропасть. Это самое напряжённое время, когда не понимаешь – нашли, не нашли. И ждёшь, когда наконец объявят, что экипаж найден. 

Авдеев занимался прыжками в высоту и шутит, что даже побил женский рекорд мира – 2,07 метра
Пресс-служба Музея космонавтики

– Можно выделить несколько серьёзных моментов: выход в открытый космос, стыковка и перестыковка станции, но момент посадки – действительно самый критичный, – подтверждает Авдеев. – В это время нужно смотреть на приборы и в прямом смысле сжать зубы. Удар – страшной силы. Эта посадка только называется мягкой. 

Полёт Авдеева длился почти год. Дома его ждали любимая супруга и две дочери. Младшей на тот момент не было и двух лет, и она не узнала папу.  

– Он её держал на коленях. Спрашивал: "Где твой папа?" – а она показывала вверх, – смеётся Мария Аврамиевна. – Потом прошло какое-то время, он снова спросил, где твой папа. А она слезла с колен и принесла ему фотографию: вот мой папа! Так она его шокировала! 

Авдеев признаётся, что от полётов у него остались не только воспоминания, но и дружба, которая продолжается и сейчас: 

– Я летал с французами, немцами. Готовился с австрийцами, словаками, американцем, канадцем. И со всеми дружу до сих пор.

747 дней провёл на станции "Мир" Сергей Авдеев. Это мировой рекорд, который никогда не будет превзойдён.