ПРОМЫШЛЕННАЯ МОСКВА

Качественная куртка может спасти жизнь

Мы продолжаем нашу постоянную рубрику "Промышленная Москва" – рассказываем о производствах столицы, их работе и достижениях
В самом цехе работает более 40 человек.
Василий Кузьмичёнок / Metro

Только человек, хоть раз бывавший в экспедиции, знает, какое снаряжение ему требуется, каким оно должно быть в идеале. Так что основатели компании BASK, которая занимается производством одежды для активного отдыха, братья Сергей и Владимир Богдановы, нашли своё истинное призвание. Ещё будучи студентами, они увлеклись водным туризмом, прошли довольно непростыми маршрутами  по рекам Башкаус (Алтай), Ингури (Грузия), Ягноб (Таджикистан), Китой (Бурятия) и многим другим... 

Поначалу Богдановы делали снаряжение (рюкзаки, спальные мешки и одежду) для себя, затем по заказам друзей. А потом вдруг поняли... у них это неплохо получается.

Из квартиры в цех

Производство «пуховок» Богдановы начали... на квартире. Первую куртку сшили вместе с супругами в 1989 году, сами набили её пухом. Сейчас это уже другие масштабы – 30 контрактных производств и, конечно, московский цех, который занимает площадь в 1800 кв. метров. Вместе с сотрудниками офиса, склада, интернет-магазином и логистикой здесь работает около 100 человек. 

– Мы занимаемся одеждой и снаряжением для экстремальных экспедиций, для активного отдыха, а также одеждой для города (как для регионов с умеренным климатом, так и для северных широт. – Прим. ред.), – перечисляет Инесса Дойкова, заместитель генерального директора компании по связям с общественностью. – Также у нас есть детская и подростковая коллекции. При этом городские коллекции ни в чём не уступают тем, что предназначены для экспедиций.

Сначала отшивается экспериментальное изделие, его проверяют в лаборатории.

– Если изделие не отвечает заданным параметрам, мы отправляем его на доработку, а после – на тестирование амбассадорами бренда. Они у нас очень опытные и очень экстремальные товарищи, – подчёркивает Инесса Дойкова. – Только после этого изделие уходит в серийное производство. 

В том числе компания занимается и детской одеждой.
Василий Кузьмичёнок / Metro

В лаборатории 

Все материалы, которые используются в изделиях компании – ткани, фурнитура, утеплители, – проверяются в лаборатории.

– Ткани тестируются на истирание, исследуются их пуходержащие свойства (чтобы пух не вылезал из куртки. – Прим. ред.), – рассказывает Татьяна Карасёва, заведующая научной лабораторией компании. – Пух проверяется на заявленные упругие свойства, а также на чистоту промывки и кислородное число, оно показывает количество органических остатков, которые есть на пухе. Речь идёт о частицах крови, а также, например, о клещах-пухоедах. Аллергию ведь вызывает не сам пух, а продукты жизнедеятельности этой самой микрофлоры.

Компания работает с натуральными материалами.
Василий Кузьмичёнок / Metro

Особое внимание уделяется поставщикам фурнитуры. Мы, городские жители, не воспринимаем молнию на куртке как нечто важное: сломалась – можно и починить. Но другое значение она имеет для участников экспедиций. 

– Фирма делает очень много одежды для альпинистов, туристов, которые идут в походы при температуре минус 30–40 градусов, – перечисляет Татьяна Карасёва. – Для этих людей отказ молнии – это вопрос жизни и смерти.

Куртка справа демонстрирует разные виды утеплителей, с которыми работает компания. Слева – пух гаги, один из самых дорогостоящих вариантов.
Василий Кузьмичёнок / Metro

В условиях санкций...

Когда весной этого года западные государства усилили санкции в отношении России, бизнес многих отечественных предприятий оказался в непростых условиях. 

– Утеплители, технологии, производство у нас российские, но материалы и фурнитура практически все импортные, – уточняет сооснователь компании Сергей Богданов. – Было непонятно, сможем ли мы их завозить. С США, Тайванем и Японией есть определённые трудности – некоторые компании готовы с нами работать, но не доходят деньги.  В этих случаях ищем альтернативные варианты оплаты, в юанях, например. В Америке другие проблемы: транспортные компании отказывались везти ткани – приходится оперативно искать варианты замены таких материалов. 

Конечно, удержаться на плаву стало возможно отчасти и благодаря мерам, предпринимаемым государством. 

– Компания планирует воспользоваться возможностью компенсации процентов по кредиту на приобретение нового оборудования, – уточняет Сергей Богданов. – Несмотря на кризис, в пандемию мы сохранили объёмы производства и рабочие места. 

В дальнейшем предприятие планирует расширяться, в том числе, обзавестись более крупной фабрикой.

Интересные цифры:


– 40 смесей на основе гусиного пуха уже исследовали в лаборатории компании. Часть из них запатентована и уже используется в серийном производстве. 

– 500 тысяч пуховых пакетов (комплектов из пуходержащей материи с пухом внутри) сшили в компании за несколько лет, в том числе для Adidas, Reebok или Puma.


Прямая речь. Владислав  Овчинский, руководитель Департамента инвестиционной и промышленной политики Москвы:
"Лёгкая промышленность столицы активно развивается, выполняя в том числе и задачи по импортозамещению. За первые три месяца 2022 года московские производители одежды поставили в магазины товары на общую сумму около 11,5 млрд рублей. Предприятия столицы выпускают одежду, обувь, бельё, которые пользуются спросом у горожан".

Читайте также:

Metro побывало в компании Red Meter, которая производит трикотаж и оригинальные шнурки .