В восстановленную усадьбу "Воронино" может вернуться богатейшая коллекция фарфора

Сергей Леонтьев – правнук полководца Александра Суворова и генерал-майора Ивана Леонтьева. Восстановив усадьбу своих предков, он стал героем цикла "Дворянское гнездо"
В восстановленную усадьбу "Воронино" может вернуться богатейшая коллекция фарфора
Сергей Леонтьев в "Воронино".
Из личного архива Суворова

Отправляемся в Ярославскую область, в село Воронино.

Родство бизнесмена с генералами

– Мой пять раз прадед, герой войны 1812 года, генерал-майор, дворянин Иван Сергеевич Леонтьев, в 41 год женился на внучке Александра Суворова, урождённой графине Зубовой. Ей было тогда (в 1823 году) 20 лет. Вот так и породнились Леонтьевы с Суворовыми, – рассказывает Metro Сергей Леонтьев.

Сергей Леонтьев не пошёл по стопам своих предков – он бизнесмен. Выпускник МАИ, инженер-электромеханик, возглавляет компанию по производству изделий из камня.

О своём родстве с дворянами он узнал ещё будучи школьником.

– Мне об этом рассказала моя бабушка Елизавета Сергеевна, когда мне было 11 лет. Она, выйдя замуж, осталась Леонтьевой, так как её брат был последним носителем этой фамилии. Её она дала своему сыну – моему отцу, – рассказывает бизнесмен. – От бабушки я узнал, что мой предок – Иван Леонтьев – участвовал в сражении на Бородинском поле. Его портрет находится в Эрмитаже, в зале, посвящённом героям Отечественной войны 1812 года. Кроме того, она вскользь упомянула и о нашем родстве с генерал-фельдмаршалом Александром Суворовым, которому я прихожусь правнуком в девятом колене.

Расцвет, упадок и начало возрождения усадьбы

До революции 1917 года усадьбой владел прадед предпринимателя.

– Он проживал в имении с женой Елизаветой Александровной, – рассказывает бизнесмен. – Прадед был главой земской управы Ростовского уезда с 1902 по 1914 год, пока не началась Первая мировая война. Затем – переехал в Москву.

После революции 1917 года усадьба была национализирована.

– Во времена СССР здесь располагалась школа рабочей молодёжи, моторно-тракторная станция, в годы Великой Отечественной войны – тыловой госпиталь. После – работала библиотека, кинотеатр, появилось охотхозяйство, – рассказывает Сергей. С конца 1960-х работал пионерлагерь. В 1996 году он закрылся. Став никому не нужной, усадьба потеряла свой шарм.

Так раньше выглядел храм Святой Троицы (1795–1811 гг.). Он был рассчитан на 1500 прихожан. Высота колокольни вместе со шпилем – 50 метров.
Так раньше выглядел храм Святой Троицы (1795–1811 гг.). Он был рассчитан на 1500 прихожан. Высота колокольни вместе со шпилем – 50 метров.
Из архива Сергея Леонтьева

Спустя 8 лет предприниматель увидел в журнале "Новая деревня" статью о "Воронино".

– Я заметил фотографии, похожие на те, что в нашем семейном архиве. А также обратил внимание на фразу: "Усадьба разрушается, погибает, и все, кто хочет её спасти, могут принять в этом участие, позвонив по телефону…", – вспоминает Сергей.

Первая встреча с усадьбой расстроила

Весной 2005 года Сергей приехал осмотреть дворянское гнездо.

– Я увидел усадьбу предков в плачевном состоянии: господский дом сильно покосился, на территории – бурелом, пруды заросли илом, – вспоминает Леонтьев. – В пустом заброшенном доме пахло грибком, отсутствовали двери, были поломаны решётки на окнах, а на полу валялась книга Александра Фадеева "Разгром"…

Так выглядел главный усадебный дом в 2004 году.
Так выглядел главный усадебный дом в 2004 году.
Из личного архива Сергея Леонтьева

После этого Сергей инициировал аукцион, на котором усадьба была выставлена на продажу.

– В тот момент я решил, если желающих не будет, куплю её на общественных торгах, – рассказывает Сергей. – Так оно и вышло.

Трудности реконструкции

Сергей купил всё одним лотом, заплатив и за строения, и за землю.

– В объявлении было сказано: "Продаётся имущественный комплекс пионерлагеря и земля с 9 строениями". Но в моих руках оказалась только усадьба, без территории. В Регистрационной палате Ростова сказали, что "дома-развалюхи мы вам продадим, а вот землю – нет. Мы её регистрировать не будем". Дело в том, что территория имущественного комплекса пионерлагеря считалась природоохранной зоной, – рассказывает Леонтьев.

Решал эту проблему Сергей через суд на протяжении четырёх лет, ещё семь ушло на возрождение усадьбы.

– Я восстановил господский дом в том виде, каким он был в середине ХIХ века, – говорит Леонтьев. – Мы обновили инженерные сети, благоустроили территорию в 25 га. Почистили заболоченные пруды, которыми никто не занимался более 200 лет! Проложили тропинки, сделали освещение, убрали старую текущую водонапорную башню. Провели заново водяную и электросистемы. Восстановили колокольню и западную часть Троицкого храма, в которой открылась часовня.

В 2015 году появился музейно-гостиничный комплекс на 30 номеров.

Так выглядел усадебный дом после восстановления летом 2016 года. Реконструкторы во французском регулярном парке.
Так выглядел усадебный дом после восстановления летом 2016 года. Реконструкторы во французском регулярном парке.
Из личного архива Сергея Леонтьева

Бега борзых, локон Суворова и шедевр студии имени М. Грекова

В господском доме на первом этаже – музей. Экспозиция посвящена родам Леонтьевых, Суворовых, истории усадьбы, культуре и быту местных жителей, а также последнему дореволюционному владельцу. На втором проживает Сергей с семьёй, а один из залов открыт для посетителей.

– В нём – диорама фрагмента Бородинского сражения, в котором участвовал мой предок, – говорит Сергей. – Мне её сделали на заказ в военно-художественной студии имени М. Б. Грекова. А ещё у нас есть Межевая книга времён Екатерины II и несколько карандашных портретов предков.

Один из необычных экспонатов – локон генералиссимуса Суворова, который тот оставил перед Итальянским походом своей дочке.

С 2010 года Сергей собирает коллекцию вещей, связанных с Александром Суворовым.

– У частного коллекционера я купил два пехотных палаша, приобрёл книги, изданные в Швейцарии. В них – любопытные планшетные карты, на которых с разбивкой по дням показана дислокация русского, французского и австрийского войск во время похода Суворова через Альпы, – говорит он. – Кроме того, у нас появилась потрясающая книга Суворова "Наука побеждать". Она была издана в Германии в 1940 году, и по ней обучали офицеров вермахта.

Изюминкой культурно-досуговой программы в "Воронино" являются бега борзых.

На единственные в России бега борзых в "Воронино" приезжает более 700 человек. Намордники на них для того, чтобы не подрались в погоне.
На единственные в России бега борзых в "Воронино" приезжает более 700 человек. Намордники на них для того, чтобы не подрались в погоне.
Из личного архива Сергея Леонтьева

– Для возрождения традиции предков построили кинодром. Только у нас проходят ежегодные бега борзых за механическим зайцем, – с гордостью говорит Сергей. – Собаководы приезжают со всей России, оценивает соревнования профессиональное жюри.

Владелец усадьбы мечтает о сотрудничестве с Ростовским кремлём, где больше 100 лет назад осела богатейшая коллекция вещей его ­предков.

– Я очень надеюсь, что вскоре получится организовать выставки в усадьбе и показать нашу богатую коллекцию фарфора, а также старинной мебели!

Факты

Дворянский род Леонтьевых ведёт свою историю с середины ХIV века от Мурзы по имени Батур, вышедшего из Орды.

Земля (вместе с деревнями) под Ростовом Великим была подарена царём Алексеем Михайловичем дьяку Гавриилу Леонтьеву в 1654 году. Он работал в Посольском приказе.