МИР

Бразильский художник передал SOS-сигнал с помощью пепла

Крик о помощи размером с многоэтажный дом услышал весь мир из Бразилии. Metro не осталось в стороне – обсудило арт и технологии с автором, уличным художником Мундано
Художник выразил протест против сжигания лесов Амазонки
Instagram/@Mundamo_sp

Профессия "художник" предполагает высказывание. Выразить собственное переживание, привлечь внимание к проблеме – шаги, которые доступны не только для тех, чьи работы наполняют галереи и арт-пространства, но и для уличных художников, чьё арт-пространство – это стена, улица, дом... 

Не могу молчать – на такой мысли поймал себя уличный художник из Сан-Пауло, когда в очередной раз пожары охватили леса Амазонки. Художник принял решение привлечь внимание мировой общественности к промышленному освоению территорий, из-за чего и исчезают леса на берегах Амазонки, и отправился в путь. Два месяца Мундано собирал пепел на сгоревших территориях и по пути встречал волонтёров, пожарных, которые год за годом борются с огнём, убивающим лес. Собранный материал послужил краской, которой художник создал на доме в Сан-Пауло изображение пожарного на фоне мёртвого пейзажа.  

Metro расспросило художника про мурал, Россию и замес с пеплом.

Почему вдруг решили использовать пепел вместо красок?

– Пепел – это улика, подтверждающая, что совершено преступление. Каждый месяц, каждый год Бразилию охватывает огонь – леса Амазонки превращаются в пепел. Так что, с одной стороны, это мой протест, а с другой – низкий поклон пожарным, тем, кто рискует своей жизнью, пытаясь потушить очередное пламя.

Приоткройте секрет технологии...

– По сути, всё буквально как тысячи лет назад, когда наши предки делали зарисовки на стенах пещер. Я пошёл их путём, но вооружился современными технологиями – подмешал лак. Получилась водная основа с добавлением лака, который служит и как клей для пепла, и как защита для мурала.

Мы знаем Сан-Пауло как город, где граффити очень популярно. Как думаете, ваш мурал  сохранится на долгие годы?

– Точно. Сан-Пауло давно превратился в галерею стрит-арта под открытым небом, где собраны потрясающие работы. И я думаю, это замечательно, происходит демократизация искусства. Работы, традиционно хранящиеся в арт-галереях, не так популярны в Бразилии, как граффити. Уличные граффити эфемерны. Они меняются вместе с погодой, под лучами солнца. Думаю, с моим муралом будет точно так. Мне не дано предугадать, как долго моему муралу суждено просуществовать. Но каждый день его жизни будет наполнен смыслом, заложенным в него важным сообщением. Я уверен, граффити – это одно из самых свободных способов самовыражения, протеста. У меня в багаже много выполненных работ, в том числе без согласования. В этот же раз полученное разрешение на создание мурала дало время продумать детали работы, выразить то, что я хочу в полной мере. Признаюсь, я доволен результатом: громкий крик о помощи – SOS-сигнал из лесного пепла – получился!

В России развивается уличное искусство, появляются муралы... 

– Несколько лет назад мне удалось побывать в Красноярске. Тогда я познакомился с местными художниками, которые пытаются изменить родные города. Получил ценный опыт. Хорошо бы приехать ещё на более долгий срок и, возможно, создать там некий паблик-арт.

Знаете кого-то из российских художников?

– Назову из современных художников  Викторию Ломаско. Восемь лет путешествуя по родным местам, она фиксировала не-очевидную Россию, о которой обычно предпочитают молчать. В доступной, почти милой форме Виктория иллюстрирует истории российских секс-работников в сельской местности, школьных учителей в так называемых городах-призраках, заключённых из центров содержания несовершеннолетних.