Драма Устиновой "Время года зима" расскажет об отношениях дочери и матери с диагнозом деменции

В Международный день матери Metro поговорило с режиссёром о картине и той беде, которая может коснуться каждого
"Время года зима" – это честная история о дочери и матери, у которой диагностировали деменцию
Фото: из личного архива

Мать (Евгения Добровольская) и её взрослая дочь Катя (Юлия Снигирь) живут порознь, но даже в редкие встречи не очень ладят. Однажды в разгар рабочего дня Катя узнаёт, что её мама не улетела с подругой на курорт, а исчезла из аэропорта в неизвестном направлении. Услышав от врача настоящую причину странного поведения мамы, дочь не только воссоединяется с ней, но и открывает много нового о маме и о себе самой.

Складывается ощущение, что тема фильма – это что-то очень личное, выстраданное. Это так? Что легло в основу картины?

Идея фильма у меня родилась, когда в нашей семье случилась болезнь Альцгеймера. Это сложный период, который можно разделить на несколько частей – от полного неверия, что это может произойти с твоей мамой, которой только 56 лет, до превращения меня в бытового эксперта по деменциям. Оглядываясь назад, я чувствую горечь от потерянного времени, мы столько всего не обсудили с мамой. Мне стыдно за моё раздражение, ведь все странности поведения у человека, подверженного заболеванию, идут от химических реакций в мозгу. Ему становится неподвластен механизм управления своим телом на нейронном уровне. Мне вовремя попался фильм "Всё ещё Элис", где наглядно показано, что происходит с человеком с болезнью Альцгеймера, как он теряет себя и как ему самому страшно. Я стала записывать ситуации, мысли, чувства, которые впоследствии оформились в сценарий. Мне бы очень хотелось, чтобы этот фильм тоже кому-то помог.

При просмотре до какого-то момента надеешься, что мама всё-таки притворяется. Это так было задумано?

Да, вы правы, такая была задумка. Даже больше скажу: это правда жизни. Мне хотелось отразить в фильме свой опыт, ведь мы всей семьёй долго не могли понять, что же такое происходит и почему мама как будто каждый раз разыгрывает нас и проверяет на прочность наше терпение. Только через несколько лет после очевидного случая мы поняли, что нужно обращаться к врачам. Если бы мы знали раньше о симптомах болезни, то можно было бы остановить заболевание на более ранней стадии. Поэтому опять же важным аспектом для меня было прошить художественный сюжет информацией, которая может быть полезна, чтобы как можно раньше распознать болезнь Альцгеймера у своих близких.

Расскажите о кастинге. Почему вы выбрали на главные роли Юлию Снигирь и Евгению Добровольскую? Как с ними работалось?

С Юлей мы знакомы давно, репетировали вместе в театре, где я каждый раз восхищалась ею, – она тонкая, думающая актриса, с большим драматическим талантом. Но Юля также может транслировать комедийные моменты, без усилий, не играя, со спокойным лицом. С Евгенией Добровольской мы познакомились опять же на репетициях спектакля "Чайка" в МХТ им. Чехова. В спектакле Женя исполняла роль мамы моей героини. Должна признаться, что играть с ней в паре – это большая ответственность и удовольствие одновременно. Каждую репетицию я совершала прыжок через бездну сомнений и неуверенности к постижению новых граней и смыслов актёрского мастерства. Мы выпустили спектакль, и началась пандемия. Я погрузилась в сценарий и поймала себя на мысли, что в роли мамы вижу только Евгению. Юля Снигирь появилась уже во время кастинга. Когда актрисы сыграли сцену, не было сомнений, что это мой актёрский ансамбль.

Как в фильме появились Екатерина Варнава, Александр Лыков и Артур Ваха?

С Катей Варнавой мы познакомились на съёмках фильма "Марафон желаний", где я выступала в роли креативного продюсера. Катя меня поразила своей работоспособностью и моментальной реакцией, потрясающей импровизацией в кадре. Я её пригласила сняться в своей первой режиссёрской работе – короткометражке "Маруся", где у Кати была уже драматическая роль, но опять же не без юмора. Мне очень нравятся фильмы и персонажи, которые могут быть в одну секунду невероятно смешными, но вдруг ты замечаешь, что в глазах стоят слёзы грусти. Такие же слова я могу сказать и про Александра Лыкова, Артура Ваху, Семёна Серзина и наших маленьких актрис – Соню и Сашу. Мне очень важно в актёрах понимание природы юмора. Ведь в нашей жизни трагедия перемешивается с комичным. Жизнь многогранна. И таким мне хотелось сделать фильм – не только запечатлеть драму болезни и сложность отношений в семье, но и юмор, смех и, что самое главное, всегда наличие света в конце тоннеля.

Были ли импровизации или всё шло строго по сценарию?

Мы с соавтором Игорем Поплаухиным старались сделать чёткий каркас сценария, на котором было бы легко импровизировать. Во время сцен рождались неожиданные ходы, фразы, я говорила так: "Сами написали, сами и переписали". Я поняла, что мне интересно идти от актёров. Мой художественный руководитель Наташа Меркулова учила не расписывать подробно сцены, а делать более сжатыми, так как, когда актёры начинают существовать, начинается жизнь, и для неё должно хватить времени, иначе фильм будет бесконечный. Наш оператор Александр Симонов подсказал такую вещь: когда почувствуешь, что хочешь сказать "Стоп", отсчитай про себя до пяти, всегда может случиться неожиданная импровизация, кусочек ненаписанной жизни, и он всегда самый ценный...

В чём главный посыл фильма?

Для меня важным было, чтобы зритель вышел с ощущением любви и света, набрал номер и позвонил родителям или родители позвонили детям. Важно было дать подсказки людям, находящимся в похожей ситуации, – будь то болезнь близких – в фильме есть конкретное описание симптомов и наводка, к каким врачам идти, – или разрыв отношений с близкими – они не одни, и всё возможно наладить. Главное – не бояться сделать первый шаг, начать диалог, ведь самое страшное – это упущенное время и возможность.

Фильм вышел накануне Дня матери. Что бы вы хотели пожелать всем мамам в этот день?

Дорогие мамы, вы наше всё. Мы вас любим, бережём и ценим. Будьте здоровы.