Героини фотосессии рассказали, как им удалось победить рак и начать совершенно новую жизнь

Женщины, преодолевшие все стадии лечения онкологии, поделились с Metro своими историями
Героини фотопроекта "Химия была, но мы расстались" согласились принять участие в фотосессии, чтобы показать другим женщинам, что онкологический диагноз – не приговор.
Предоставлено пресс-службой Всероссийского проекта по поддержке людей с онкологическими заболеваниями "Химия была, но мы расстались"

Елена и Ольга стали героинями фотопроекта “Химия была, но мы расстались”. В Москве прошла уже четвёртая фотосессия. Её участницы доказали, что онкология не приговор, но возможность изменить своё отношение к жизни, к самой себе, своим страхам и мечтам. 

Елена Ванесян, 39 лет. "Болезнь – как шанс начать всё заново" 

Несмотря на нечеловеческие трудности, с которыми столкнулась Елена Ванесян, она знала, что всё преодолеет – ради сына.
Ольга Кулева / Предоставлено пресс-службой проекта

С Еленой мы говорили до начала фотосессии, но если бы мне не сказали, что здесь происходит, я бы подумала: эта красивая девушка с длинными волосами и большими глазами снимается для обложки глянцевого журнала. 

– Первый тревожный звоночек был во время пандемии в 2020 году: я немного простудилась и меня направили на КТ, которое показало пятно на лёгком. Я подумала, что всё-таки переболела ковидом и это его последствия. 

Я работала в городском округе Шатура заместителем главы администрации по экономике и сельскому хозяйству, ставила перед собой амбициозные цели, осваивала новые навыки, остановиться было сложно и некогда было обратить внимание на себя. 

Болезнь застигла меня в разгар строительства карьеры. В какой-то момент я стала терять сознание, сильно уставать. Сначала списывала всё на переработку, хотя вечером у меня не было сил даже чайник включить. Всерьёз о том, что со мной происходит что-то неладное, я задумалась на свадьбе брата в Волгодонске. Я просидела весь праздник за столом, потому что не было сил двигаться, тем более танцевать. Вернувшись в Москву, сразу обратилась к врачу. Сначала увидели на шее новообразование с сильным кровотоком, узист направила на пункцию – и обнаружили опухоль правой молочной железы. 

Первое, с чем сталкиваешься, – страх и растерянность, ты не знаешь, что делать дальше. Я посчитала, что теперь на работе  я бесполезный человек, и уволилась. Руководству причины не назвала – сели с сыном на электричку и уехали в Москву с двумя котами и вещами. 

Когда мне сделали операцию в Институте им. Герцена, оказалось, что опухоль доброкачественная, но в “пограничном состоянии”. К счастью, сегодня у женщин есть возможность сделать онкопластику. Раньше просто удаляли грудь целиком, а  сейчас операцию делают два врача, и ты выходишь из больницы уже красивая. Это очень успокаивает. 

Могу сказать, что это был для меня шанс остановиться, что-то важное переосмыслить. Посвящая всё своё время работе, стремясь соответствовать чьим-то ожиданиям, я совсем не обращала внимания на то, что хочется лично мне. Теперь я прежде всего спрашиваю себя: “А ты точно этого хочешь?”
Елена Ванесян

После операции на груди я показала своему хирургу Эрику Сарибекяну пятно на спине, онколог сказал, что это рак кожи. И уже на следующий день мне под местным наркозом удаляли это пятно. Пока я лежала на операционном столе, мы с врачами обсуждали сериал "Содержанки". Они шутили, что я надорвалась на работе, а можно было по-другому.  

При выписке мне сказали, что на всякий случай надо сделать обследование щитовидной железы. Но я практически всю зиму 2021 года провела в кровати, с трудом могла даже встать. Когда стало легче, папа записал меня на консультацию в Институт эндокринологии на биопсию щитовидной железы. Через восемь дней на почту пришёл результат – рак щитовидной железы с необходимостью срочного хирургического вмешательства. При этом анализы крови и гормонов были в порядке. 

Я проплакала всю ночь, мне предстояло жить без такого важного, особенно для женщины, органа, ответственного за наше самочувствие и внешний вид. Но на этом мои испытания не закончились: КТ показало, что этот узел дал метастазы и вместе со щитовидной железой мне удалили пять лимфатических узлов. Операция длилась три часа, была большая вероятность потери голоса, а я очень люблю петь. Я вспомнила историю Юлии Волковой из группы “Тату”, которая перенесла подобную операцию, – ей повредили голосовые связки. Но мне повезло, мой голос почти не изменился. Недавно у папы был юбилей – 70 лет, и я пела, хотя и преодолевая боль, но так же хорошо! 

Как только я привыкла к таблеткам и стала забывать о болезни, мне позвонили и сказали, что необходимо пройти лучевую терапию радиойодом, чтобы избежать рецидива. Радиойодтерапия обнулила все результаты, которых я достигла после операции. Всё пришлось начинать сначала: речь стала замедленной, проблемы с памятью и со сном.

Но я знала, что справлюсь, – ради сына, которого воспитываю одна. Я устроилась на другую работу, юристом. Правда, на собеседовании пришлось скрыть, что у меня инвалидность, у работодателей до сих пор существуют предубеждения. В новом коллективе меня поддерживают и ценят".

Ольга Литвинчук, 50 лет. "Болезнь помогла раскрыть мой потенциал"

"Если бы не рак, я бы так и неслась по жизни, не замечая саму себя...", – сказала Ольга Литвинчук
Мария Попова / Предоставлено пресс-службой проекта

Ольга вбежала в фотостудию сияющая и воздушная. Я никогда бы не подумала, что эта женщина совсем недавно победила смертельный диагноз. 

– В марте 2020 года у меня обнаружили рак груди на третьей стадии, никаких предварительных звоночков я не услышала – обратилась к врачу, когда грудь стала красная и опухшая и уже болела. Я была “загнанной лошадкой”: работала коммерческим директором в двух компаниях, постоянно ездила в командировки по Европе и России. У меня до сих пор сохранился шаблон, от которого не могу избавиться: отдых равно болезнь. Я позволяю себе отдыхать, только когда чувствую, что заболеваю. 

Мне назначили 8 курсов жёсткой химиотерапии. Потом операцию – удалили молочную железу и 16 лимфоузлов. Потом были ещё 16 курсов лучевой терапии, и до сих пор я прохожу гормональное лечение, сохраняется болевой синдром во всём теле. 

Болезнь помогла мне понять: всё, что нам даётся, как бы это ни было больно, мы можем использовать для раскрытия своего потенциала. Если бы не рак, я бы так и неслась по жизни, не замечая саму себя, пока бы не разбилась о стену. Поэтому я благодарна своей болезни за то, что так изменилась.  
Ольга Литвинчук

Во время химиотерапии у меня стали выпадать волосы, и я побрилась. Из своих волос сделала шиньон. Поскольку родители не знали, что у меня рак, я полгода разговаривала с ними по видеосвязи в шиньоне. 

Но я такая красивая была лысая! Мы с дочерью устроили фотосессию. 

С работы я не уходила и сразу после операции включила ноутбук. Свой диагноз не особенно скрывала – писала об этом в социальных сетях. Одна моя подруга перестала со мной общаться и недавно призналась, что для неё онкология – болезненная тема и она думала, что если об этом не знать, не видеть, то её это не коснётся. Самое распространённое заблуждение. 

Когда я узнала, что у меня рак, вспомнила цитату  Достоевского: "Я боюсь только одного– оказаться недостойным моих мучений". Но я уже тогда много занималась духовными практиками, понимала, что испытания – это возможность изменить свою жизнь. Теперь я веду свой телеграм-канал и курс поддержки для женщин, которым поставили онкодиагноз". 

Итоги проекта можно будет увидеть на фотовыставке, которая пройдёт в Москве в 2023 году. На сайте проекта вы найдёте 250 историй женщин, победивших рак.