РОССИЯ

Московский бизнесмен променял городскую суету на алтайские луга и занялся разведением маралов

На Алтай стоит ехать не только ради гор, лесов, озёр и чистейшего воздуха, но и ради знаменитых пантовых ванн, для принятия которых сейчас самый сезон
При перемещении маралов в европейскую часть России они становятся обычными оленями, а их панты теряют полезные свойства.
Григорий Болотин

Мараловые фермы – визитная карточка Горного Алтая. В начале лета во всех маральниках начинается срезка пантов – молодых рогов оленей, пористых внутри и бархатных снаружи. Из-за разнотравья, которым питаются маралы, панты богаты микроэлементами и содержат 18 аминокислот из 22 известных в природе. Панты широко используются в медицине, но особая алтайская фишка – пантовые ванны.

Столичный оленевод

Однажды, устав от гула машин и бесконечных пробок, московский бизнесмен Григорий Болотин решил, что олени на пастбище лучше, чем "олени" за рулём. И уехал на Алтай, где занялся разведением маралов.

– В 1930-х годах неподалёку от села Шебалина на Горном Алтае существовал крупный маралосовхоз пантового оленеводства, – рассказывает Metro Григорий. – Маралов из этого совхоза даже показывали в Москве на ВДНХ. С развалом СССР питомник прекратил своё существование, и появилась возможность дёшево купить эту землю. 15 лет назад мой отец решил возродить хозяйство и приобрёл 500 га земли. На тот момент о развитии туризма на Алтае не было и речи, но я с удовольствием подключился к процессу. Мы обратились в Институт пантового мараловодства в Барнауле, и вскоре у нас появились первые 17 оленей. Сейчас в нашем питомнике "Королевский марал" 500 голов.

Смелые только по ночам

Мясо маралов считается на Алтае деликатесом, его и тут и там предлагают в разных вариациях – и вяленое, и сырое, и в виде котлет. Но вся эта экзотика существует лишь ради завлечения туристов, считает Григорий. Маралятина на самом деле жёсткая и пресная. Лучше попить травяной чай с мёдом и кедровыми орешками.

– Мы своих оленей не забиваем. Наша задумка заключалась как раз в том, чтобы разводить их не ради мяса или шкуры. Олени – это для души, для удовольствия.

Питомник располагается в живописной межгорной долине на высоте 1100 метров. Маралы свободно пасутся на территории, как в дикой природе. Правда, погладить или покормить их с рук не получится. Они очень осторожны и не подпускают к себе людей ближе чем на 2–3 метра. Однако ночью маралы смелеют и подходят к домикам, поэтому спросонья можно увидеть в окно заинтересованную оленью морду.

Туристы могут своими глазами увидеть, как устроена мараловая ферма. Правда, погладить оленей вряд ли удастся.
Григорий Болотин

Олений суп

Олени сбрасывают рога каждый год, поэтому срезка пантов для них безболезненна. Зоотехники спиливают панты за несколько секунд, закрепив животное в специальном станке, после чего рану дезинфицируют, а оленя отпускают бегать дальше. Выглядит процедура не очень эстетично, да и олень получает психологическую травму, но это гуманнее, чем убивать их ради мяса.

Далее панты сутки вываривают в огромном чане. В получившемся отваре, который ещё называют «суп», купаются 10–15 минут. Транспортировать этот бульон невозможно – он скисает через 2 дня, потому настоящие пантовые ванны принимают только на ферме.

Ещё панты консервируют и экспортируют в Южную Корею, где из них делают различные биодобавки и косметику – наш ответ западным санкциям!

Читайте также: Не борщом единым. Оценили проект "Гастрономическая карта России"