Переводчики русского жестового языка рассказали о своей работе

День переводчика жестового языка отмечается в нашей стране ежегодно 31 октября
Чтобы произнести слово "Москва", нужно дважды коснуться правой щеки.
предоставлено Анной Комаровой

31 октября отмечается не только Хэллоуин, но и День переводчика жестового языка. В связи с праздником мы связались с несколькими специалистами по жестовому языку, которые делают программы Дома культуры «ГЭС-2» и не только доступными для глухих и слабослышащих людей. Мы спросили у них, что такое русский жестовый язык (РЖЯ) и в чём его особенность, что они больше всего любят в своей работе, насколько сегодня востребован их труд, а также как сказать "Москва" на русском жестовом языке . 

Анна Комарова.
Алексей Мощенков, предоставлены героинями текстов

Анна Комарова, лингвист, переводчик жестового языка, доцент кафедры стилистики английской речи МГЛУ,  исследователь

– Русский жестовый язык – это полноценная система, которая отличается от привычных нам словесных языков тем, что использует трёхмерное пространство. В РЖЯ один человек может произнести два слова одновременно, используя, например, обе руки. У РЖЯ своя грамматика, своя лексика, это самостоятельный язык. При переводе порядок жестов вообще может не совпадать с порядком слов в обычном словесном языке. Иногда совпадает, иногда нет. 

В своей работе я больше всего люблю, когда какой-то сложный текст – например,  непростой научный доклад на конференции, – становится абсолютно понятен той аудитории, с которой я работаю. И это, наверное, для меня самое приятное. 

Нужны ли переводчики в музеях? Если выбирать между «да» и «нет», я поддержу, конечно, переводчиков. Но, по-моему, лучшие переводчики – это глухие гиды. Это специалисты, профессионально подготовленные по конкретному музею, по конкретному направлению. Но если их нет – да, пусть будут переводчики! 

У меня нет какого-то одного конкретного любимого слова на жестовом языке. Но есть жесты, каждый из которых равняется одному слову. Среди них есть жестовые имена. У городов есть такие вполне конкретные названия. У многих глухих людей есть свои жестовые имена, и у слышащих, которые общаются с глухими, они могут быть. Вот эту тему жестовых имён я, наверное, люблю изучать больше всех!

Влад Колесников.
Gleb Leonov

Влад Колесников, сурдопедагог-дефектолог, куратор программ доступности и инклюзии Фонда V—A—C, педагог дополнительного образования школы для глухих и и слабослышащих №52

– Присутствие переводчика жестового языка в учреждениях культуры сейчас уже не удивит никого. Во многих музеях уже не ограничиваются переводом на жестовый язык экскурсий, как это было ещё 5 лет назад. Сейчас переводчиков привлекают на лекции. В «ГЭС-2» глухие посетители смогут посетить медиаторские туры или дискуссии, перформансы, театральные постановки и даже стенд-ап, где им по запросу будет предоставлен перевод на жестовый язык. Публичная программа состоит из событий разных форматов, и поэтому для нас важно сотрудничество с переводчиками жестового языка разных специализаций.

В России большая нехватка квалифицированных специалистов этой профессии. Переводчиками РЖЯ часто становятся слышащие дети глухих родителей.  В России всего один вуз — Московский государственный лингвистический университет — с 2012 года готовит бакалавров переводчиков РЖЯ. Но этого недостаточно, чтобы удовлетворить запрос глухих на перевод и обеспечить его качество. Часто переводчики являются универсалами, переводят в судах, полиции, налоговой инспекции, социальной защите, на приёме у врача, в колледжах и университетах — что сказывается на качестве, ведь нельзя одинаково хорошо разбираться в гуманитарных и технических дисциплинах. 

В Америке и во многих странах Европы, профессия переводчика жестового языка — одна из самых престижных, популярных и, что очень важно, высокооплачиваемых. Соответственно, существует строгое разделение по уровню квалификации и профессионализма.

Переводчик жестового языка в культурных институциях должен иметь профильное образование, опыт работы с разными по составу группами. Он должен готовиться заранее, получая материалы от экскурсовода, имеет возможность обсудить специфическую лексику, требующую пояснений. В жестовом языке ограниченное количество терминов и понятий, которые относятся к области изобразительного искусства и мировой культуре. До недавнего времени отсутствовали понятия и термины по современному искусству. Поэтому очень важны знания не только терминов и понятий, но и предметной области, которые помогают в условиях ограниченного времени обеспечить адекватный и эквивалентный перевод устного на жестовый язык. Дом культуры «ГЭС-2» еще не открылся, а адаптация событий для глухих и слабослышащих идет полным ходом, в том числе и под перевод на жестовый язык.

Людмила Колотуша.
Алексей Мощенков, предоставлены героинями текстов

Людмила Колотуша переводчик, участвует в разработке и проведении мероприятий для глухих и слабослышащих детей Дома культуры "ГЭС-2"

–  Русский жестовый язык, как и любой другой язык, –  полноценная лингвистическая система, что давно уже научно доказано. Кстати, переводчиков РЖЯ часто называют сурдопереводчиками – это неверно. Это устаревший термин, который имеет своё место в истории. «Сурдо» в переводе с французского означает "глухой", получается, что «сурдопереводчик» – это «глухой переводчик». А это отдельная профессия. Здесь нам отлично помогают правила русского языка, ведь переводчиков любого другого языка так и называют – переводчик английского/немецкого/французского, и здесь так же – переводчик русского жестового языка. 

Больше всего в своей работе я люблю замечать, как искусно работает мозг во время осуществления перевода. Для меня это волшебный мир закодированных процессов, который передаёт информацию  слушателю. И я кайфую, когда чувствую, как эти процессы идут в моей голове. 

Переводчики РЖЯ – актуальная современная профессия, и музей, как и Дом культуры – больше чем культурная институция, это площадка для дискуссий и публичных программ об искусстве. Чтобы информация  была доступна каждому, музеи стремятся к тому, чтобы мероприятие транслировалось на РЖЯ. 

Любимого слова у меня нет, обычно после перевода "цепляется" какое-то слово или выражение, потом отпускает.

Ирина Гинзберг.
Алексей Мощенков, предоставлены героинями текстов

Ирина Гинзберг, соавтор и педагог программы подготовки переводчиков для музеев. Переводит лекции, дискуссии и семинары в Доме культуры "ГЭС-2"

– Русский жестовый язык – это самостоятельная лингвистическая система, со своей лексикой и грамматикой, во многом отличной от грамматики русского языка. Его главное отличие – это многоуровневость. То, что в словесных языках происходит линейно, в жестовом языке будет существовать одновременно: два слова вместе не скажешь, а вот несколько жестов показать одновременно можно.

Я очень люблю, когда информацию любой сложности удаётся сделать понятной и доступной, когда в ситуации «непереводимости» получается подобрать максимально близкие эквиваленты со сходными значениями, характерными для РЖЯ. Можно сказать, что люблю всё в своей работе и не устаю повторять, что благодаря встречам, событиям и людям, которые и для которых я перевожу, у меня самая лучшая профессия на свете, с которой мне не грозит «день сурка». 

Долгое время музеи и другие культурные институции были недоступны для глухих и слабослышащих посетителей, но с недавнего времени ситуация круто изменилась: сначала появились экскурсии на жестовом языке от сотрудников музея с переводчиком РЖЯ, а затем и экскурсии от глухих гидов. Сегодня уже многие институции сотрудничают с глухими экскурсоводами, но при этом востребованность переводчиков не стала меньше, поскольку кроме экскурсий музеи стараются адаптировать разные события публичной и образовательной программы: лекции, дискуссии, мастер-классы, кинопоказы, спектакли и многое другое, поэтому работы у нас много. 

Я никогда не задумывалась о любимом слове или жесте… но, пожалуй, то, за что я очень люблю жестовый язык, это так называемые идиомы – жесты, для которых сложно подобрать  эквивалент из одного слова, но именно они точно и ёмко передают оттенки семантического значения и отражают самобытность жестового языка. Есть красивый жест, который обозначает Москву: кисть правой руки, сложенная в кулак, дважды касается правой щеки и при этом слово артикулируется.

Антонина Столярова.
предоставлено героиней публикации

Антонина Столярова, окончила МГЛУ, переводит на внутренних встречах для глухих и слабослышащих сотрудников Фонда V—A—C 

– Русский жестовый язык (РЖЯ) – это язык, на котором общаются и получают информацию многие люди: слабослышащие, глухие от рождения, рано- и позднооглохшие люди, а еще родственники и друзья глухих и переводчики. И важно не забывать, что для многих это первый, родной язык. 

Я перевожу внутренние собрания для глухих сотрудниц Дома культуры «ГЭС-2» и мне нравится наблюдать за тем, как изнутри выглядит процесс обеспечения доступности: как тщательно обсуждаются способы адаптации мероприятий, как выстраиваются специальные программы, как происходит вовлечение и обучение сотрудников других отделов. Это масштабная работа. 

Обеспечение равного доступа к информации в музее это не только обязательная, но интересная задача. Например, в Доме культуры «ГЭС-2» в программе есть дискуссии и мастер-классы, туры по зданию и выставке, концерты, перформансы, мероприятия для детей – перевод выглядит очень по-разному и под каждый формат нужно подбирать переводчика. И не забывайте про переводчика, помогающего с внутренней коммуникацией глухим сотрудникам! Так что да, переводчики нужны. 

Любимое слово у меня есть. Я люблю жест «круто», который также может переводиться как «»класс», «улет». Чтобы его показать, нужно показать один (указательным пальцем, тыльной стороной к себе), а потом резко развернуть кисть на 180*, палец продолжает смотреть вверх и движется по кругу, как бы описывая дугу. Если проще: представьте, что ваша рука попала в маленький вихрь и развернулась. Не забудьте причмокнуть губами – это особая артикуляция этого жеста.

У Москвы, действительно, есть жестовое обозначение – это, действительно, кулак у нижней части правой щеки, совершающий два легких постукивания. У этого жеста есть легенда появления: у людей, приезжавших в Москву, от восторга «челюсть падала» и они её придерживали. Мне кажется, это очень подходящий жест.

Ирена Москвина.
предоставлено героиней публикации

Ирена Москвина, переводчик, консультировала фильм "Страна глухих", стояла у истоков создания ГСИИ (Государственный специализированный институт искусств, где обучаются глухие художники и актеры), участвует в адаптации и проведении медиаторских туров с переводом на РЖЯ

– Экскурсоводы, владеющие жестовым языком, в культурных пространствах Москвы сегодня не просто востребованы: есть целая огромная программа по подготовке глухих экскурсоводов, её инициировал Влад Колесников. Владеющие РЖЯ сотрудники сегодня есть не только в «ГЭС-2», но и в Третьяковке, в Пушкинском и Еврейском музеях, в Царицыно. Востребованы как взрослые, так и детские программы. 

Это направление активно развивается: помимо экскурсий, глухие и слабослышащие люди должны иметь доступ к лекциям, дебатам, всевозможным встречам. К дискуссиям, например, невозможно подготовить заранее перевод,  поэтому нужны люди, которые владеют жестовым профессионально. 

У меня нет какого-то любимого слова, и назвать какое-то конкретное слово, с которого нужно начинать обучение РЖЯ, я не могу.  Но любопытно, что многие люди, начинающие учить РЖЯ, в первую очередь спрашивают,  как показать «я тебя люблю». 

Я живу с этим образами внутри. Для меня красивы все те жесты, которыми можно выразить интересные образы – театральные, например. Жесты и образы, в которых есть полёт. Не научный сухой перевод, а что-то такое, что можно театрализовать. Это мне близко, я когда-то начинала с театра. Я перевожу и технические тексты, но театральная перформативность мне ближе и интереснее.