КИНОРЕЦЕНЗИЯ

Посмотрели комедию о выходцах с Северного Кавказа "Танцы на высоте" и делимся, что тут не так

К сожалению, фильм построен на стереотипных представлениях, а отношение к женщине было прогрессивнее в "Кавказской пленнице" 55 лет назад
Кадр из фильма “Танцы на высоте”.
МВК

В горном ауле, где ещё осталась молодёжь, живёт Тофик (Ян Гахарманов) и его подруга детства Зюма (Ана Джавакишвили), которых родители хотят поженить без их согласия. Зюма вообще не хочет замуж, а хочет в Москву, чтобы поступить в Гнесинку и стать певицей (голос у девушки действительно прекрасный, песни в фильме исполняет сама актриса). А Тофик влюблён в московскую танцовщицу, которая покорила его по Интернету. А ещё он тайком танцует тверк, не смотрит футбол и не дерётся, за что ему регулярно достаётся от окружающих, мол, он “не мужчина”. Параллельно люди помладше пытаются убедить седых аксакалов, что в ауле нужен Интернет. 

Режиссёр фильма Амет Пики родом из Дагестана и называет “Танцы на высоте” завуалированной историей собственного покорения столицы. Истории такого рода бывают двух видов. Традиционная американская история успеха: наивный провинциал приехал и всем показал. И более традиционная для нас меланхоличная притча в духе “Мимино”: провинциал расшибает лоб о надменный мегаполис и возвращается на малую родину, потому что “в горах моё сердце”. 

Нетрудно догадаться, какой вариант выбирает Пики. Тофик поймёт, что в гостях хорошо, а дома лучше. Фабула вполне традиционная, и ничего плохого в возвращении домой нет, особенно когда дом показан так красиво, как в фильме. Лучшие моменты тут – лирические, снятые с ностальгией по родным местам. Когда Тофик, лёжа на московском газоне, задаётся вопросом, почему в Москве не видно звёзд, которые он всегда видел дома, а Зюма указывает на огни мегаполиса (“Чем тебе не звёзды?”), мы смотрим очень симпатичную артхаусную комедию. Или когда аксакалы смотрят на уезжающую молодёжь и печально говорят: “Они не вернутся”, это пробирает до слёз, как похожий момент с отъездом Мимино.

Кадр из фильма “Танцы на высоте”.
МВК

К сожалению, остальное экранное время заполнено грубым фарсом, типичным для российской комедии. Почти все шутки и гэги связаны с анекдотическим изображением кавказцев, которые показаны агрессивными, вульгарными и почему-то разговаривающими между собой не на родном языке, а по-русски, но с карикатурным акцентом. Тофик противопоставлен односельчанам с их токсичной маскулинностью, и это замечательно: на наших экранах отчаянно не хватает мужчин, которые открыто заявляют, что их не делает “не мужчиной” то, что они не бьют морды. Но остальная масса мужских персонажей настолько неприятна, что это может внести вклад в укрепление этнических стереотипов. 

Кадр из фильма “Танцы на высоте”.
МВК

Юмор кэвээновский: баран в городе, повторение “интернут” вместо “интернет”, глухой дед, товарищ Сталин и выполненная и перевыполненная на десять лет вперёд норма по гомофобии. Последнее логично: агрессивные мужчины так боятся быть “не мужественными”, что их вообще мало что заботит, кроме геев.

Хуже всего в фильме – это отношение к женщине. То, что москвичка показана “развратной” по сравнению с горянкой или модели названы "проститутками", уже не удивляет. Удивляет, что спустя 55 лет после “Кавказской пленницы” все женские героини мечтают, чтобы их украли. Зюма поступает в Гнесинку и бросает её ради замужества. Так и хочется спросить: “А покупал ты её по советским законам? Или по советским законам ты её воровал?” Но потом вспоминаешь, что советской комедии давно нет. Только российская.