КИНО

Сергей Пускепалис уверен, что в России снимают недостаточно военных фильмов

Об этом актёр рассказал в интервью Metro, посвящённом выходу на экраны его новой картины "1941. Крылья над Берлином"
Сергей Пускепалис на премьере фильма "1941. Крылья над Берлином".
Геннадий Авраменко /

28 апреля в прокат выходит военный эпик "1941. Крылья над Берлином" о забытой военной спецоперации, когда советские войска в августе 1941 года бомбили Берлин. Сергей Пускепалис сыграл в картине  реального военачальника Семёна Жаворонкова. "Крылья" пополняют коллекцию современных российских военных фильмов. Кажется, их снимают немало, но у Сергея Пускепалиса другое мнение, которым он поделился с Metro.

Нашу газету раздают людям в метро. Вы бываете в метро?

Конечно.

Правда? А то российские звёзды обычно довольно снобистские. 

Так я же не звезда. Знаете, как появилось это понятие? Голливудские студии давали объявления и напротив имени актёра, который понравился, рисовали звезду. Это очень простое бухгалтерское обозначение, которое более-менее отличает от общей массы.

Я не знала об этом, спасибо, что рассказали. Спрошу о "Крыльях". У вас далеко не первая роль человека военного, из “органов”. Вам нравятся именно такие персонажи?

Наверное, это нравится режиссёрам, которые мне предлагают их играть.

А вам?

Мне тоже очень нравятся. У меня много друзей этого круга. Я дорожу их мнением, в том числе по поводу того, что получается на экране. Для меня это честь всегда. Костя (режиссёр “Крыльев” Константин Буслов. – Прим. ред.) предложил мне сценарий и сказал это сыграть, что я и сделал, в чём совсем не раскаиваюсь и даже горжусь.

С Константином у вас как будто дружеские отношения?

Я вам открою секрет, что у меня такие отношения со всеми режиссёрами. Иначе я не смогу решать творческие задачи. Всё получается, если человек приятен мне, если мне с ним интересно, если он меня каким-то образом обогащает. Мы-то что? Снялись и ушли, а он дальше начинает фильм из этого делать. 

Снялись и ушли? Вы не “болеете” ролью, не думаете о ней ночами?

Нет. И если я такое встречаю от актёров, когда сам снимаю фильм, я это пойму. Зачем это нужно? Это трата КПД. Приходит ко мне артист сниматься – всё, он снялся – хорошо, он своё дело сделал и пусть думает о другом. Вот в театре совсем другое дело. В театре нужно всё время о роли переживать, каждый спектакль – это новая акция. 

Театр вы ставите выше, чем кино?

В каком-то смысле да, потому что театр – это актёрский вид искусства, а кино – чисто режиссёрский. 

У вас всё же есть какие-то любимые кинороли?

Нет. Я ко всем очень хорошо отношусь. Я не такой умный, чтобы прямо: “О!”  Все по-своему мне дороги. 

Я считаю, что вы невероятно обаятельный.

Спасибо. Но толстый.

"Толстый и красивый", как говорила Эллочка-людоедка. Особенно в "Простых вещах".

Тогда я был худой!

И ваш персонаж был из серой зоны морали, но вы всё равно сделали его очень обаятельным. Режиссёры делают ставку на ваше обаяние?

Наверное. Всё в жизни присутствует.

Про "Крылья" снова. У нас сейчас стали снимать очень много военного кино…

(Перебивает.) Мало! 

Почему вы считаете, что нужно больше?

Потому что там чёткий яркий пример, не нужно ничего из головы выдумывать. Это всё наша история, благодаря которой мы сейчас с вами живём и общаемся. Россияне, русские, мы такие скромные всё время! Мы даже победу начали праздновать только в 1965, кажется, году. Нам казалось: “Ну победили и победили. Двадцать семь миллионов положили в землю, чего уж теперь”. Это же серьёзнейшее испытание, которое мы преодолели! А мы всё время скромные такие, стеснительные, деликатные. Так нельзя.

Нам нужно больше военного кино, чтобы мы перестали быть скромными?

Чтобы мы знали себе цену. Мир стоял на пороге гибели, вообще тотальной. Две недели назад немцев от Москвы отогнали (вероятно, имеется в виду годовщина даты. – Прим. ред.). Вы представьте себе, вы это осознайте! Нам всё кажется, что это не с нами, это когда-то было… Я не могу мерять, больше или меньше нам нужно военных фильмов, но хороших качественных – да, они нужны. Надо снимать, насколько хватит таланта и денег. И не волноваться, что мы перекормим зрителя. Не перекормим. Если военное кино свидетельствует о наших возможностях, это здорово. 

У вас есть современный любимый военный фильм, снятый в России?

“Жизнь и судьба” Сергея Урсуляка. Правда, я в нём снимался. Мне кажется, прекрасное кино. 

Но ему, если не ошибаюсь, уже десять лет. А с тех пор что-то появилось? 

“Битва за Севастополь” неплохой фильм. 

На пресс-конференции вашего фильма говорили о советском военном кино, без упоминаний которого редко обходятся современные режиссёры. Я убеждена, что советские шедевры о войне, как "Восхождение" Ларисы Шепитько или "Двадцать дней без войны" Германа, – фильмы антивоенные. Потому что запредельно мрачные и показывают кошмар войны. "Крылья над Берлином" – это военный фильм или антивоенный? 

Все фильмы, которые мы должны снимать про войну, – это предупреждение не только нам – всем вокруг. Кто нагнетает, кто участвует в формировании каких-то процессов. Война – это крайняя степень человеческих отношений. И если до этого доходит… Да, наш фильм антивоенный, потому что он предупреждает. 

Читайте также: В прокат выходит "1941. Крылья над Берлином": внешне эффектное, но бессвязное военно-историческое кино

"Таким меня ещё никто не видел, включая мою маму и сына": Евгений Миронов рассказал о съёмках картины "Жанна"