Современные ведьмы почти не боятся огня и прекрасно относятся к "допросам"

Вспоминая о "салемских процессах", мы "допросили" современных ведьм
Настоящие ведьмы гораздо привлекательнее сказочных.
Thirdman / Pexels

Так называемый салемский процесс, когда нескольких жителей американского городка Салем судили по подозрению в колдовстве, шёл с февраля 1692 по май 1693 года. По итогам всех разбирательств служители закона арестовали 150 человек, из которых 31 были признаны виновными. Девятерым повезло избежать наказания, остальные были либо повешены (19 человек), либо умерли в тюрьме (в том числе во время "допроса"). 

С тех пор прошло 330 лет. Мы решили сравнить современных ведьм с их предшественницами и порасспрашивали московских колдуний про их отношения с соседями, с церковью, участие в допросах и боязнь огня. 

Соседи⁣ ведьм любят⁣⠀

Раньше женщины, как правило, попадали на допросы по обвинению соседей: у кого посевы гибнут, кто обратит внимание на недостаточное рвение во время воскресной службы. Сейчас всё иначе.

– Соседи? Пока что здороваются… – говорит чародейка Оксана Мергия. – Живём мирно. 

С ней соглашаются "коллеги",  ведьмы Елена Ерлин и Анна Гебо: времена уже другие, соседи к ним относятся прекрасно, по крайней мере, также, как и к другим людям.

Откуда сила

В вопросе, откуда у ведьмы сила, прежде сомнений не возникало – она была от дьявола. Сегодня источников колдовского знания гораздо больше. 

Анне Гебо, к примеру, помогают "высшие силы", "духи мест". 

– Они всегда разные, в зависимости от того, где ты обращаешься к ним, – отвечает ведьма. – Когда человек приходит в церковь и обращается к иконе, он же не обращается к картинке, он обращается к частичке души, частичке той силы, которая потенциально есть у этого святого. 

Многие ведьмы черпают силы в тех местах, где находятся.
Monstera / Pexels

Оксана Мергия заявляет, что волшебство у неё в крови.

– Сила у меня просто есть, – подчёркивает чародейка. – Род мой, высшие силы, вера, любовь. Сила от постоянного желания двигаться вперёд и развиваться. Чем дольше бежишь, тем лучше получается.

Отношения с церковью

В давние времена церковь поступала с женщинами, подозреваемыми в колдовстве, жесточайшим образом. Их подвергали допросу (читай – пыткам), а после полученного признания казнили. Судя по всему, у современных ведьм от такого прошлого остался лёгкий осадок.

Я не представляю религию как что-то плохое, но в церкви есть определённое зло. Елена Ерлин, ведьма

– Церковь – то место, куда люди приходят за чем-то. Но, на мой взгляд, в наше время это место боли, туда приходят с проблемами, с обидой, со злостью, со слезами... – объясняет Анна Гебо. – Но в то же время церковь – прекрасное, сильнейшее обрядовое место...

Самые лучшие отношения с церковью оказались у Оксаны Мергии. Она ценит "честных служителей", любит "намоленные храмы" и иной раз даже ходит "поклониться святым". ⁣⁣

На "допрос" как на праздник

"Допрашивают" ведьм сегодня постоянно. Правда, в наше время слово "допрос" подразумевает уже не пытки в тёмных, сырых казематах, а, скорее, расспросы.

– Допрашивают постоянно. В основном пишут в соцсетях, потому что с глазу на глаз многие стесняются, – предполагает чародейка Оксана Мергия. – Самые типичные вопросы:⁣⁣ «а точно ли это безвредно?»⁣, «а не покарает ли меня Бог, если я к вам обращусь?»⁣⁣, «а не аукнется ли детям, внукам?», «а как скоро будет результат?».

И можно сказать, что "допросы" современным ведьмам даже нравятся, хотя на само слово многие реагируют до сих пор остро.

– Допрашивать меня никто не стал бы, наверное, боятся, – предполагает Елена Ерлин. – Хотя и сейчас тоже могут спросить, не служитель ли я дьявола... Просто люди не понимают, кто, собственно, такая ведьма.

Огня не боюсь... почти⠀

– Очень люблю огонь, – признаётся ведьма Анна Гебо. – Огонь – это сила, это жизнь, это энергия!

С ней соглашается и чародейка Оксана Мергия. А вот у Елены Ерлин осталась лёгкая подсознательная неприязнь к большим кострам.

– Какой интересный вопрос. Я огонь люблю, если это небольшие костры, – признаётся ведьма. – В противном же случае какой-то небольшой страх всё же есть. Хотя мне не приходит в голову, что меня могут сжечь, просто есть чувство опасности: от большого костра может быть большой пожар.

Большинство ведьм огонь любит.
Anna Kester / Pexels

Слово ведьме!

Шутки шутками, но и у современных ведьм есть современные проблемы, свои трудности. Мы попросили каждую из наших героинь рассказать о них.

Оксана Мергия, чародейка: "Люди не верят. Не верят в себя, не верят в высших, не верят в возможность чего-то невероятного… Зато верят в пенсию и стабильную жизнь... И почти всегда работа с человеком – это работа с его убеждениями. Ещё люди думают, что мне не нужно есть, платить по счетам, одеваться… Что я живу только, чтобы помогать им денно и нощно. Что мне можно написать/позвонить в три часа ночи с любым требованием. Но я тоже человек, просто не самый обычный".

Наше общение бессмысленно, пока человек считает, что я жуткая ведьма, которая хочет его сожрать.⁣
Оксана Мергия, чародейка

Елена Ерлин, ведьма: "Таких трудностей, как были бы даже сто лет назад, у современной ведьмы нет. Но до сих пор многие не понимают, кто такая ведьма. Если кратко: ведьма – это ведающая женщина, которая знает больше, чем остальные люди".

Анна Гебо, ведьма: "Насущная проблема современных ведьм – мошенники. Я иногда просто беру свою фотографию, заношу в "Яндекс" и удивляюсь, как меня там только не зовут. Друзья удивляются, звонят и спрашивают, почему я теперь, к примеру, Надежда. Мошенники используют моё фото и работают, словно это я: принимают людей. Консультируют дистанционно, в переписках, звонках. А поисковики не удаляют такую информацию, говорят, потому, что мы не публичные лица".

Косметика простая и колдовская ⁣⁣⠀

На смену колдовской мази, с помощью которой ведьмы, согласно поверьям, летали, пришли современные косметические средства. Многие ведьмы охотно пользуются кремами. Самыми простыми – теми, что и мы. 

– Я использую абсолютно разные кремы, разных брендов. То, что я ведьма, не значит, что я готовлю их сама, собираю травы, ромашки и так далее, – подчёркивает Елена Ерлин. – Можно было бы сделать их и самой, но я не живу рядом с лесом, с природой. Я живу в мегаполисе, в Москве, и у меня такой возможности, к сожалению, нет. Однако кремы можно заговаривать, проводить ритуалы с той же самой брендовой косметикой (как с декоративной, так и с уходовой).

Но и специалистов, которые занимаются изготовлением особенных кремов, предостаточно.

– Знаю мастеров, которые делают кремы с учётом лунных фаз, природного сезона, времени суток, – уточняет Оксана Мергия. – Они работают с купальскими травами, настаивают эфирные масла на натуральных камнях, читают заговоры… Эта косметика действительно особенная. Она помогает женщине раскрыть её потенциал, усилить красоту, привлечь подходящего партнёра. Такие средства, кстати, представлены в моём магазине, многими из них я пользуюсь сама.⁣⁣

Однако не все ведьмы пользуются косметикой.

– Никакими не пользуюсь кремами. Вообще ничем, – утверждает Анна Гебо. – Просто нет необходимости. По средневековому Молоту ведьм меня как раз надо бы... Меньше пятидесяти, зелёные глаза, тёмные волосы.