Австралийские учёные объяснили, как выявить у человека афантазию

Появилось важное доказательство наличия афантазии. Узнали о прорывном эксперименте и поговорили с девушками с афантазией
Мира Антонова предположила, что у неё - афантазия.
Анжелика Ефимова

Важные исследования

Учёные университета Нового Южного Уэльса в Сиднее выяснили, как на физиологическом уровне можно опознать у человека афантазию (феномен, из-за которого не получается представлять себе мысленные образы).

В эксперименте участвовали две группы людей – с фантазией и афантазией. Стало известно, что человека "без фантазии" можно вычислить по слабой реакции зрачков на "виртуальные" раздражители. Участникам исследования предлагалось представлять себе разные образы, светлые и тёмные. У тех, кто не имел проблем с визуализацией, зрачки или расширялись, или сужались, а у страдавших афантазией реакция была крайне слабой – или отсутствовала вовсе.

Результаты исследования опубликованы в научном журнале eLife. Прорывным в исследовании австралийцев стало первое физиологическое доказательство наличия афантазии. 

Ещё одно важное исследование афантазии провели учёные Университета Эксетера в Англии – их работа опубликована в журнале Cortex. Оказалось, более 20 процентов людей с афантазией занимаются наукой, IT и математикой. Невролог Адам Земан отметил, что афантазия, предположительно, даёт преимущество "технарям". 

"На жизнь слабо влияет"

Оператор логистической фирмы Кира из Петрозаводска много лет жила, не зная, что у неё афантазия.

– Случайно узнала об афантазии из статьи в Интернете, – рассказала Metro девушка. – Было необычно узнать, что есть такие люди. Потом, немного подумав, поняла, что я как раз из таких (смеётся). До этого осознавала, что как будто есть какое-то отклонение, но, узнав про афантазию, успокоилась – я не глупая, просто есть такое вот состояние. Но у меня достаточно слабые проявления афантазии. Если закрываю глаза и пытаюсь вообразить окружающий мир, то "вижу" лишь слабые текстуры, нечто абсолютно гладкое. 

Образы представляю общие, максимально упрощённые. Я не могу "увидеть" в голове фигуры. Даже если посмотрю на ребристый предмет и зажмурюсь, в голове появится нечто абстрактное, гладкое, со слабым цветом. Или, допустим, я побываю в пустыне – потом, вспоминая поездку, не "увижу" в голове пески, верблюдов. Больше запомнятся звуки, ощущения песка, но не визуальные изображения. На жизнь это не сильно влияет, но, например, в городе сложно ориентироваться без карт. Ещё совершенно не умею рисовать – только срисовывать. Плохо давались математика, черчение, геометрия. А так, живу нормально.
Кира, оператор логистической фирмы

В свою очередь, 35-летняя жительница Петербурга Мира Антонова считает, что афантазия, хоть и существенно влияет на её жизнь, не так уж и плоха.

– Меня всегда смущала ужасная память на лица, и то, что я плохо сопоставляю реальность и фотографии, – сказала Metro петербурженка. – Например, знакомлюсь с человеком в Интернете, встречаюсь с ним вживую – и не могу узнать. Узнала об афантазии – вычитала, что невозможно представить яблоко, если думаешь о нём. Подумала: "А что, бывает по-другому?" Всё, что я вижу, когда закрываю глаза, – чёрную темноту или всякие сверкающие пятна. Вот уже три года, как не видела родственников, и когда думаю о них, ничего себе визуально не представляю. Просто знаю, что у меня невысокая кудрявая мать, с родинкой у носа. Всё!

Если Мира видит надпись, которая предполагает визуализацию, например, что дом – красный, то она тоже ничего себе не представляет.

Поэтому терпеть не могу писателей, которые подолгу описывают внешний вид чего-нибудь. Ещё не люблю читать книгу, а потом смотреть экранизацию. Визуально она выглядит абсолютно не так, как я себе представляла.  Вернее, представляла-то я себе что-то обычное, среднестатистическое. Если герой книги – мужчина, то для меня это мужчина средних лет, среднего роста, с тёмными волосами, худой. А когда вижу на экране нечто, кардинально отличающееся от моих представлений, это вызывает "когнитивный диссонанс".
Мира Антонова

И всё же Мира отметила, что афантазия "не так страшна, как её малюют". 

– Да, зрительная память у меня плохая. Но это не означает, что я не способна творить, рисовать. Рисовать я умею. Но если нужно создать реальный объект, то выбираю либо очень хорошо знакомый и простой, либо мне нужно смотреть на него и рисовать. Вот с абстракциями гораздо лучше. Тут я легко могу придумать интересные объекты, формы. Возможно, не настолько легко, как другие. Но рисование в принципе сложная штука.

В целом, Мира позитивно смотрит на мир – и на людей с афантазией.

– Никакое это не нарушение и не отклонение. Скажем так, это специализация человека. Кто-то живёт в области зрительной информации, кто-то – в области физических ощущений, кто-то – в парадигме логики. Люди не одинаковы. Отличаются не только как личности, но и восприятием информации. Зачем страдать, если вы не умеете рисовать? Зато вы можете представить себе вкус, который получается, если смешать какие-то продукты. Или способны воспроизвести в голове мелодию. Я живу по схожему принципу, использую свои сильные стороны – логическое мышление, слух. Тут с фантазией у меня всё хорошо. Я создаю абстрактные коды, песни. А если нужен визуал, что ж, прошу сторонней помощи. Опрашиваю людей, пользуюсь картами, запрашиваю фотографии. Всё у меня схвачено!

2–3 процента людей в мире не могут визуализировать образы.

Читайте также: