РОССИЯ

Правозащитники встретились с новым руководством больницы, где насиловали заключённых

Представительница СПЧ рассказала Metro о том, какая атмосфера сейчас царит в учреждении ФСИН в Саратове, где ещё недавно шли пытки над осуждёнными
"Территория боли и ужаса" – так раньше называли больницу.
кадр из видео

Делегация членов президентского Совета по правам человека посетила скандально известную саратовскую туберкулёзную больницу ФСИН, в которой заключённые подвергались пыткам и изнасилованиям.

Новая метла по-новому метёт...

Публикация видео с издевательствами над осуждёнными вызвала крупный общественный резонанс. Вслед за проверками последовали целый ряд увольнений, взысканий и уголовных дел. Сейчас в больнице, которая ещё недавно была пыточной, назначено новое руководство. Правозащитникам удалось пообщаться с администрацией, которая, как они утверждают, вызвала у них доверие.

 — В день нашего визита был назначен новый начальник этой больницы. И им стал не сотрудник системы ФСИН, а военный врач, в прошлом – военный хирург, медик. Это внушает сильный оптимизм, — рассказала в беседе с Metro член СПЧ Ева Меркачёва. —  Его назначение — это очень мудрое решение, поскольку медики из другой категории людей, они как минимум давали клятву Гиппократа. Новый начальник — отец трёх детей. Мне показалось, что этот человек точно не смог бы прийти домой к своим детям и спокойно проводить время с семьёй, зная, что у него в учреждении кого-то пытают шваброй.

...а как сломается – под лавкой валяется

Однако назначением новой администрации решить разом все проблемы, конечно, пока не получается. Руководству предстоит проделать огромную работу, чтобы наладить ситуацию и вернуть в учреждение "здоровую" обстановку.

 — Там не всё так просто до сих пор. Некоторые осуждённые, с которыми мы говорили, рассказали, что ещё остались "активисты" низшего звена, которые по-прежнему пытаются вымогать деньги, — призналась Ева Меркачёва. — А именно с этого всё начинается. Там всё настолько расшатано, настолько всё стало неуправляемым, что я с трудом представляю, что там нужно сделать, какую работу провести для того, чтобы всё урегулировать и привести в порядок. Нам показывали записи, где заключённые матерятся на сотрудников, бросаются.

Однако визит правозащитников уже сдвинул дело с мёртвой точки и способствовал созданию доверительных отношений между заключёнными и администрацией больницы ФСИН, поскольку некоторые осуждённые соглашались говорить только с представителями СПЧ.

 — При нас новый начальник больницы услышал много того, чего он не услышал бы иначе, заключённые только при нас соглашались что-то рассказывать, — объяснила правозащитница. — Он услышал много информации, а какими будут его дальнейшие действия — нужно смотреть. Думаю, как минимум эта информация будет для него чем-то ценным.  О том, какая обстановка там сейчас, и о наличии этих "активистов" не знали ни новый начальник больницы, ни новое руководство УФСИН.

Вывоз дела

На следующий день после приезда правозащитников появилась информация в СМИ, что из "пыточной" вывезли несколько десятков заключённых, которые собирались рассказать о зверствах и попытках администрации скрыть улики. Однако, как пояснила Ева Меркачёва, никакой злонамеренности в действиях администрации на самом деле не было.

 — Это был медицинский этап, который был запланирован заранее. Заключённых из больницы выписывают группами, потому что для их сопровождения нужен конвой. Нам дали списки, никто из них официально не проходит в качестве потерпевших. Никто ничего не скрывал, — заверила правозащитница. — Просто ситуация настолько накалилась, что во всём теперь видят подвох. И это понятно, поскольку старым руководством всё скрывалось. Доходило вплоть до того, что полы срывали в помещениях, где проходили пытки, чтобы экспертиза не обнаружила следы биологических жидкостей.

Можно ли решить проблему деньгами?

Среди мер по предупреждению подобных ситуаций члены СПЧ предложили улучшение условий труда и повышение зарплаты сотрудникам колоний, изоляторов и подведомственных ФСИН учреждений. Предполагается, что снижение социального напряжения из-за элементарной бедности может положительно повлиять на отношение тюремщиков к заключённым.

 — Зарплата у них первоначально — чуть больше 10 тысяч. И пока они не получат звание младшего сержанта, их оклад не будет превышать 20 тысяч. Мы понимаем, что это копейки, и при таких зарплатах многие люди будут заинтересованы в том, чтобы что-то вымогать, — уточнила Меркачёва. — Среднестатистический младший инспектор просто не понимает, что у него есть такая возможность, как помочь другому человеку. Да, повышение зарплат — это не первоочередная задача, но для решения этого вопроса нужен комплекс мер.

Напомним, СПЧ совместно с Минюстом готовят обновлённый свод правил внутреннего распорядка для тюрем и изоляторов. Он направлен на то, чтобы не просто облегчить жизнь угодивших за решётку, но и помочь им оставаться полноценными (насколько это возможно) членами общества и сохранить человеческое достоинство.