С какими проблемами могут столкнуться участники СВО, вернувшись рано или поздно домой

Бойцы РФ однажды вернутся с Украины домой. Metro решило выяснить, насколько легко они смогут адаптироваться к мирной жизни
Сейчас военнослужащим приходится тратить на выполнение поставленных задач все свои силы.
T.ME/MOD_RUSSIA

Участники военных конфликтов прошлых лет рассказали о трудностях, с которыми сталкивались после войны, и мерах, которые должно предпринять общество и государство, чтобы нынешнее поколение военных не столкнулось с теми же проблемами.

Ветеранов бросать нельзя

Олег провёл в Афганистане почти два года солдатом-срочником. Впрочем, когда настал "дембель", особой благодарности за ратный труд молодой человек от соотечественников не встретил.

– Возвращаться в Москву пришлось через Ленинград, где я взял билет на поезд, – вспоминает Олег. – В купе со мной ехал директор какого- то завода. Поначалу мы разговорились, но вскоре он бросил фразу "Мы вас туда не посылали", и на этом наше общение закончилось. Впоследствии эту фразу мне и другим "афганцам" регулярно приходилось слышать и от обычных людей, и от мелких чиновников. В результате много ребят спились или пошли в бандиты.

Олег убеждён, что повторения этой ситуации с участниками специальной военной операции (СВО) допустить нельзя. Для этого потребуется участие государства в судьбе каждого военнослужащего. Тех, кто после спецоперации решит уволиться из армии, нужно обеспечить работой и возможностью получить образование.

Одной из проблем, с которой могут столкнуться ветераны СВО, Олег считает осуждение со стороны некоторых людей.

– События в Афганистане для большинства советских граждан были чем-то далёким, – объясняет мужчина. – А сегодня все смотрят на смартфонах видео из Украины и Донбасса, причём из разных источников. К тому же с обеих сторон развёрнуты мощнейшие информационные кампании, поэтому, когда парни вернутся, они могут столкнуться с гораздо большим количеством противоречий, чем мы.

Награда найдёт героев

Сергея отправили на вторую чеченскую во время срочной службы "за неуставняк".

– Туда со всей страны отправляли самых дерзких ребят, – вспоминает он. – Приказали воевать – и мы пошли. Я был морально готов, так как считал, что армия – это всегда возможная война.

После этой поездки Сергей решил остаться в армии и в следующие командировки ездил уже контрактником. Он считает, что ветераны СВО после возвращения домой будут испытывать разочарование, поскольку радость от победы не сможет перекрыть все потери и ужасы войны. Впрочем, по мнению Сергея, положительное влияние на моральный дух военных может оказать информационная кампания.

– СМИ уже сейчас готовят почву для возвращения ребят с войны, – отмечает он. – Это то, чего не было у нас. Ребят встретят как героев, им будет проще адаптироваться.

Сейчас в соцсетях идут разговоры о том, не станут ли вернувшиеся после спецоперации "вояки" насаждать в обществе свои порядки, считая, будто теперь им все должны. Сергей предполагает, что этого не случится.

– Хотя в семье не без урода, – признаётся он. – И отдельные личности, когда выпьют, могут вести себя неадекватно, думая, что они на войне. Это болтуны и вруны. Чаще это те, кто сидел в штабе и на кухне. Те, кто воевал по-настоящему, ведут себя иначе. Рассказывают о войне только самым близким, и то редко.

Самое важное – уметь переключаться с войны на "гражданку" и обратно, иначе сгоришь.
Сергей, ветеран боевых действий

Психику надо сберечь

Ещё одному ветерану, Сергею Михалину, довелось оказаться на второй чеченской уже взрослым человеком – в 30 лет. Тогда он был младшим лейтенантом милиции.

– Я сам попросился в командировку, – рассказывает он. – Мне это было необходимо, так как я служил практическим психологом и просто был обязан пройти то же, что и люди, которых должен реабилитировать.

Сергей вспоминает, что его поразило, с какой лёгкостью люди, побывавшие на войне, относились к смерти. А потом он понял, что в стрессовых ситуациях это норма жизни, ведь нельзя постоянно думать о плохом.

После возвращения с войны Сергею не хватало тех братских отношений, что сложились у него с товарищами.

– Мы там все ходили под Богом, поэтому старались вести себя так, чтобы не отягощать свою совесть неблаговидными делами, – добавляет он. – Там всегда держали слово, старались помочь, если это в силах.

С какими-либо психологическими проблемами Сергей и его сослуживцы после возвращения из Чечни не сталкивались. Однако ветеран отмечает, что участникам СВО необходимо пройти реабилитацию.

– Психологи должны работать с каждым, – уверен он. – Центры психологической диагностики тоже обязаны внести свою лепту. Ну, а непосредственные командиры обязаны следить за состоянием своего личного состава. И любое изменение в поведении подчинённого должно быть замечено, а причина – выявлена. Также должны работать общественные организации ветеранов.

Специальная военная операция может оставить след и на российском обществе в целом.

– Представьте: к нам придёт множество людей с активной жизненной позицией, – рассуждает ветеран. – Это та масса, которой не помашешь пальчиком "ай-ай, нельзя" и полицией не испугаешь. Впрочем, в конечном итоге то, как общество встретит ветеранов и сумеет с ними ужиться, будет зависеть лишь от нас с вами.

ВОПРОС – ОТВЕТ

отвечает Татьяна Кузьмина, кандидат психологических наук. Работает с военнослужащими около 15 лет

С какими проблемами могут столкнуться участники СВО?

Это зависит от психологической подготовки и индивидуальных особенностей каждого. Для одних участие в боевых действиях может пройти без заметных последствий, а кто-то может столкнуться с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), возникающим как реакция психики на травмирующую ситуацию. Проявления ПТСР различны. Обычно это чувство вины выжившего, когда человек корит себя за то, что его сослуживцы, погибли, а он – нет; "флешбеки" – спонтанно возникающие в сознании яркие картины и переживания, связанные с боевым опытом; нарушение сна, агрессивность во взаимоотношениях с окружающими, сниженное настроение, злоупотребление алкоголем. Выявить ПТСР может только врач.

Как нужно лечить подобное стрессовое расстройство?

Можно попытаться избежать его возникновения. Для этого необходима специальная подготовка до участия в боевых действиях. А по выходу из боя бойцу в первые 2–3 часа должна быть оказана психологическая помощь. Но поскольку психологи на поле боя отсутствуют, то единственные люди, кто может оказать такую помощь,– либо командир, либо другие бойцы, знающие определённые методики. Если же у военнослужащего всё-таки появились признаки ПТСР, то заниматься диагностикой и реабилитацией должны исключительно специалисты.

Бойцы, привыкшие к насилию, могут перенести его на "гражданку"?

 Люди, обладающие боевым опытом, живут по принципу "Солдат ребёнка не обидит". Они имеют определённые установки и мнение по поводу гражданских людей, которых они призваны защищать от внешних угроз. И тут нет принципиальной разницы, к офицерскому или рядовому составу относится военнослужащий. Поэтому говорить о том, что после завершения СВО в обществе повысится уровень агрессии и насилия, источником которого будут являться ветераны, нет никаких оснований. Как показывает практика, люди, прошедшие войну, ценят мир, семью, любовь, добро, справедливость и иные общечеловеческие ценности гораздо выше, чем это принято "на гражданке". Исключение может быть только в том случае, если социум сам начнёт проявлять агрессию к ветеранам и им придётся защищаться.

Рекомендации психолога для родственников

1. По мнению Татьяна Кузьминой, близким военнослужащих нужно отнестись к особенностям их поведения с пониманием. Необходимо постоянно показывать бойцу, что его любят и поддерживают.

2. При этом не стоит забывать и о мерах безопасности. Например, не трогать человека во время сна. Потому что у него может сработать рефлекс, и вчерашний солдат "на автомате" нанесёт вам травму.

3. Если вы замечаете, что человек замыкается и его что-то гложет изнутри, не стоит лезть с излишними расспросами, давать советы, как отвлечься от грустных мыслей, предлагать "забить на всё и жить дальше".

4. Нужно серьёзно поговорить с ним о том, что последствия его состояния могут усугубляться и со временем стать необратимыми. Объяснить, что необходима консультация специалиста.