В Италии к власти рвутся политические силы, которых не было со Второй мировой войны

Кроме того, впервые в истории страны их может возглавить женщина-премьер – лидер "Братьев Италии" Джорджа Мелони. Metro выяснило, что ждёт страну дальше
Джорджа Мелони может стать новым премьером Италии
afp

В июле итальянский премьер Марио Драги сложил с себя полномочия. Сделал он это, как объяснил сам, потому что не справился с правительственным кризисом и экономическими проблемами. Из-за этого пришлось проводить внеочередные парламентские выборы, которые, как вчера стало известно, завершились победой правой коалиции во главе с партией "Братья Италии". Её лидер Джорджа Мелони может стать первой женщиной-премьером. 

Это не неофашисты 

В СМИ правую партию "Братья Италии" тут же нарекли неофашистской "наследницей" Бенито Муссолини. Однако, по словам Елены Масловой, италоведа и доцента МГИМО, это не совсем корректно.

 Правильнее назвать их не неофашистской партией, а постфашистской. Исторически они выросли из Итальянского социального движения, предводителем которой был Муссолини, у них даже символ партии – это трёхцветный огонь, вынесенный из его гроба.
Елена Маслова, италовед, доцент МГИМО

Итальянское социальное движение и "Братья Италии", объясняет эксперт, роднит то, что они ставят национальные интересы итальянцев во главу угла своей политики.  

Оптимистичный евроскептик 

Сама Джорджа Мелони – персонаж крайне интересный и необычный для итальянской политики. Многие соотечественники приветствуют её нежелание принимать новые европейские ценности. К примеру, она не очень-то жалует представителей ЛГБТ, отказывается от терминов "родитель № 1 и родитель  № 2", настаивая на использовании привычных понятий "мама" и "папа" и возрождении такой ценности, как семья. Однако, несмотря на негативное отношение к новым нормам толерантности, рвать связи с Европой Мелони не намерена ни при каком раскладе.

Она говорит о поддержке Европейского союза, о нерушимом членстве Италии в НАТО, это не ставится под сомнение, как это было в девяностые годы. Италия – это еврооптимист. А итальянцы понимают, что другого выхода из кризиса, кроме как взаимодействия с Евросоюзом, у них сейчас нет. Он для них сейчас как маячок, как свет в конце туннеля.
Елена Маслова, италовед, доцент МГИМО

Несмотря на еврооптимизм Италии, у страны всё-таки есть вопросы, по которым она может разойтись с ЕС. Во-первых, это проблема мигрантов: итальянцы на пару с греками больше не хотят брать удар на себя, принимая всё новых и новых беженцев. А во-вторых, это так называемая проблема этикеток: сейчас по нормам ЕС многие итальянские деликатесы не признаются "здоровыми". Это несоответствие европейским стандартам мешает их экспорту в другие страны.

2 вопроса о Мелони

Отвечает Елена Маслова, доцент МГИМО, автор  Telegram-канала Italomania

Джорджа Мелони – это революционная фигура для Италии?

– Безусловно. Традиционно в Италии к власти приходили люди с опытом, а Мелони всего 45 лет – это молодой политик. Кроме того, она ещё и женщина. Гендерный фактор тут играет роль. Итальянцы чувствовали себя не очень: в Британии-то уже три женщины-премьера было, а у них ещё ни разу, хотя они в одной европейской семье.   

Как она относится к Муссолини? 

– Она говорит, что её отношение к фашизму "ровное", а диктатуру Муссолини и его расовую политику (с 1939 по 1943 год в Италии действовал "закон о защите расы", запрещавший браки итальянцев с "неарийцами" и предписывавший много запретов евреям. – Прим. ред.) она осуждает.